Ни для кого не секрет, что интересы бизнеса и власти, зачастую, противоречивы: без посредников крупному и среднему бизнесу, не говоря о малом, сложно функционировать и защищать свои интересы. И, хотя многие компании занимаются этим самостоятельно, главный вопрос в том, насколько эффективна подобная деятельность, лишенная поддержки независимых общественных организаций, не встроенная в институциональную систему.

Сложившуюся ситуацию с лоббистской деятельностью в России можно описать известной шуткой: «Ты суслика видишь? — Нет. — И я нет. А он есть!»

Законодательно лоббизм в России не утвержден, хотя в стране существует целая плеяда специалистов этой области, лоббистских организаций, включая  Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП). Да и редко какая крупная компания обходится без специалистов по GR (government relations).

Тем не менее, лоббизм в России находится в зачаточном состоянии, и как отдельный институт он пока не сформировался. Регулирующий этот вид деятельности закон в стране не могут принять второй десяток лет. Последний раз вопрос о создании закона этой сферы в России поднимался в 2008 году. Тогда в указе Президента России, которым был утвержден Национальный план противодействия коррупции, предлагалось рассмотреть вопрос о подготовке нормативно-правового акта о регулировании лоббистской деятельности. Но до принятия закона дело так и не дошло.

Беда в том, что среди тех, кто хочет принятия закона о лоббизме, нет единого мнения, каким он должен быть.

Очевидно, что лоббистскую деятельность в стране необходимо выводить «из тени», предоставить лоббистам возможность полнее взаимодействовать с общественными организациями. Возможно, в российских реалиях стоило бы применить опыт Польши: в законе о лоббизме этой страны прописана ответственность чиновников при подготовке законопроектов. Не лишним также было бы сформировать соответствующие поправки в Налоговый кодекс. Лоббистский бизнес – весьма доходный, хотя подсчитать его обороты в России не представляется возможным. Можно обратиться к соответствующим цифрам в США.

По данным исследовательского института Center for Responsive Politics, за продвижение своих интересов американские корпорации в 2000 году заплатили порядка 1,56 млрд. долл. В 2010 году их расходы на лоббизм достигли 3,51 млрд. долл., при общей численности лоббистов в 12,94 тысяч.

Но это в США, где лоббизм уже давно является частью политической системы и детально регламентируется целым рядом законов. Регулирование этой деятельности там осуществляется с 1789 года. С 1979 году в стране действует Американская лига лоббистов. В начале 1996 году вступил в силу закон о раскрытии лоббистской деятельности (Lobbying Disclosure Act), по которому лоббисты и компании, осуществляющие лоббистскую деятельность, обязаны проходить регистрацию в органах власти, при которых они действуют. Также лоббисты должны посылать туда детальный отчет о своей работе с указанием клиентов, полученных от них сумм и вопросов, лоббированием которых занимались. Этим же законом определено само понятие «лоббист»: им считается человек, который тратит 20% своего времени на соответствующую деятельность, имеет контакты с членами органов исполнительной и законодательной власти, получает от клиентов за оказание лоббистских услуг не менее 5 тысяч долларов за полгода.

В последующие годы список законов и нормативов, регулирующих лоббистскую деятельность, в США лишь пополнялся. В частности, в 2007 году был утвержден «Акт честного лидерства и открытой власти» (Honest Leadership And Open Government Act), усиливающий ответственность за незаконную лоббистскую деятельность. По нему лоббисты и лобби-организации обязали предоставлять в госорганы отчет о свой деятельности ежеквартально, штраф за правонарушения был увеличен в четыре раза — до 200 тысяч долларов, а за сокрытие данных в корыстных целях предусмотрено уголовное наказание (лишение свободы сроком до пяти лет).

Перечислять американские законы, регулирующие лоббистскую деятельность, можно долго, но есть страны, где закона о лоббизме, как и в России, нет.

Например, Великобритания, где ставка сделана на саморегулирование деятельности общественных институтов по продвижению интересов. Регулированием взаимоотношений госслужащих и лоббистов занимается Комитет по стандартам публичной сферы (Committee on Standarts in Public Life). Лоббистская деятельность регулируется множеством законов и кодексов (например, Кодексом государственной службы — Civil Service Code), регулируются взаимоотношения государственных служащих и представителей бизнеса. В стране существуют лоббистские ассоциации, такие как Ассоциация профессиональных политических консультантов (The Association of Professional Political Consultants) или Ассоциация Консультантов по связям с общественностью (The Public Relations Consultants Association).

Конечно, и  в России без лоббистов, лоббистских организаций и фирм, специалистов по GR, работающих преимущественно в крупных корпорациях, не обходится принятие крупных экономических проектов, которые касаются взаимодействия бизнеса и власти. Но продвижение интересов компаний и предпринимателей, в стране, по большей части, носит нецивилизованный характер. Как таковая, культура общения между бизнесом и государством в России пока не сформировалась.

По данным проведенного в конце 2009 году опроса Международной ассоциации бизнес-коммуникаторов (IAВС/Russia), по большей части общение представителей бизнеса и государства, как это ни прискорбно, балансирует на грани коррупции. За последние два года, полагаю, ситуация сильно не изменилась. По большей части, именно из-за этого в России сложилось негативное отношение к такому явлению, как лоббизм. Коррупция мешает развитию цивилизованного института лоббизма, и попытки развивать его в правовом ключе будут не слишком успешными до тех пор, пока нелегальные схемы продвижения интересов бизнеса выглядят более привлекательной альтернативой.

Впрочем, в стране существует ряд организаций, которые пытаются наладить диалог между бизнесом и властью: в числе основных, помимо РСПП, — Торгово-промышленная палата (ТПП), общероссийские общественные организации «Деловая Россия» и «ОПОРА России».

Скорейшее появление закона о лоббистской деятельности в России особенно актуально еще и потому, что в последние годы усилилось влияние государства в сфере бизнеса. Согласно опросу консалтинговой компании Grant Thornton, проведенному в четвертом квартале 2010 — начале 2011 года среди 275 топ-менеджеров компаний с персоналом до 500 человек в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде и Новосибирске, в среднем 44,5% опрошенных почувствовали усиление влияния госорганов на бизнес. Исследование за аналогичный предыдущий период (конец 2009– начало 2010 года) показало, что среди участников опроса это ощущали 34,8%.

В этой связи глава РСПП Александр Шохин еще в апреле этого года в интервью газете «КоммерсантЪ» заявил о необходимости создания институциональной системы лоббирования интересов бизнеса, «когда успех в достижении результата не зависит от наличия партии предпринимателей, от присутствия представителей бизнеса в Госдуме или от персоны того или иного министра или чиновника».

Он отметил необходимость создания профсоюза работодателей и предпринимателей, который представит консолидированную позицию бизнеса по функциональным, отраслевым и другим вопросам. Заявил о необходимости регистрации «лоббистских контор на Охотном Ряду», или же о возможности для РСПП получения права, как у Общественной палаты, готовить заключения в Госдуму на законопроекты, озвучивать свою позицию на ее заседаниях.

По мнению Александра Шохина, и у бизнеса, и у власти уже сформировалось понимание, как может быть выстроена технология цивилизованного лоббизма.

В 2010 году РСПП получил возможность участвовать в заседаниях правительства: промышленники и предприниматели из РСПП получили возможность озвучивать свои мнения в присутствии Премьер-министра. Несомненно, это повысило лоббистские возможности РСПП.

В любом случае, говорить о том, что в направлении формирования института цивилизованного лоббизма в России не предпринимается никаких шагов, было бы неверно. Значимым шагом в укреплении лоббистской деятельности можно считать появление в стране института оценки регулирующего воздействия. Он был утвержден в мае 2010 года соответствующим постановлением Правительства РФ, которое закрепило полномочия Минэкономразвития по проведению экспертизы нормативных правовых актов для выявления в них положений, затрудняющих инвестиционную и предпринимательскую деятельность.

Согласно постановлению, все разработанные ведомствами нормативные правовые акты должны быть опубликованы на их официальных сайтах и отправлены на экспертизу в департамент оценки регулирующего воздействия Минэкономразвития. Кроме того, как отмечала глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина, в рамках публичных консультаций проекты актов и вопросы по ним оперативно направляются в РСПП, ТПП, «ОПОРУ России», «Деловую Россию». В эти организации представители делового сообщества могут направлять письменные жалобы и предложения.

Иными словами, с образованием института оценки у бизнеса появилась возможность оценивать новые акты и возможные изменения к уже существующим, напрямую влиять на их содержание, участвовать в процессе выработки политических решений, затрагивающих его интересы.

Приуменьшать значение этого шага в сфере лоббистских возможностей не стоит, но это всего лишь отдельная, не комплексная мера. Видимо, для того, чтобы должным образом легализовать в России лоббистскую деятельность, необходимо «мощное лобби самих лоббистов». Цивилизованные отношения и оформление лоббизма в отдельный институт, несомненно, будут способствовать поддержанию баланса в интересах государства и общества, особенно его деловых кругов, улучшению инвестиционного климата в стране, а введение лоббизма в правовое поле станет дополнительной антикоррупционной мерой.

 Источник: Промышленник России №1-2(134)/2012

 

Нет комментариев

Оставьте ответ