Реализация современного российского модернизационного проекта потребует напряжения не только государственных сил, как это было в Советском Союзе, но и серьезной частной инициативы: готовности бизнеса инвестировать деньги, участвовать в инфраструктурных проектах, нести риски и ответственность наравне с государством.

            Опыт России 90-х гг. доказывает, что в одиночку ни государство, ни бизнес определить, а тем более реализовать эффективный курс промышленной политики не в состоянии. Именно это понимание должно быть положено в основу сотрудничества государства и бизнеса по данному направлению.

Из сказанного следует, что государству, несмотря на неоспоримую главенствующую роль в проведении промышленного курса, придется, во-первых, расширить возможности бизнеса по донесению своей позиции до государства, а, во-вторых, учитывать, а в некоторых случаях ориентироваться на мнение бизнеса.

            Однако для начала определимся с пониманием промышленной политики. Попытки определения промышленной политики в разное время предпринимались на ведомственном уровне, отдельными государственными служащими, представителями бизнеса и экспертами. Однако единого определения и тем более понимания промышленной политики нет.

Подходы к определению промышленной политики в российской и зарубежной научной литературе разные и в основном строятся исходя из задач государства в данный момент времени и на перспективу, а также реализации экономической концепции. В российской дискуссии можно выделить два подхода: «государственный подход», предполагающий ведущую роль государства при определении промполитики и «подход на основе взаимодействия», определяющий промполитику как систему согласованных мер, диалога по согласованию стратегий государства бизнеса и науки.

Зарубежная дискуссия о промполитике включает различные точки зрения – от либерального принципа «невмешательства», до необходимости более глубокого участия государства в поддержке национальных компаний. Сама же промполитика в ряде случаев определяется в первую очередь как система сотрудничества между всеми заинтересованными группами.

Следует отметить, что в связи с мировым финансовым кризисом, последняя тенденция все более становится популярной. Очевидно, что вопросы промполитики в рамках дискуссий в ЕС, США, странах БРИК станут острее. Но для развитых стран дискуссия пойдет по сценарию определения баланса государственного вмешательства в экономику, а для стран БРИК в виде усиления государственной поддержки собственных компаний.

Необходимо указать и на рассматриваемые учеными и экспертами модели и типы промышленной политики. А.Г.Полозюк выделяет экспортоориентированную модель, модель импортозамещения, инновационную модель.[1] А.И.Татаркин указывает, что в рамках Европейского союза существуют принятые горизонтальные и вертикальные модели промышленной политики.[2] К.Р.Гончар и Б.В.Кузнецов выделяют новый, вертикальный и горизонтальный типы промышленной политики.[3]  В.Н.Княгинин и П.Г.Щедровицкий выделяют два подхода к определению промполитики — это «жесткая» и «мягкая» промышленная политика.[4] Тем не менее, несмотря на разность подходов к определению моделей промышленной политики, базовыми условиями, определяющими ту или иную модель, являются целевые установки государства. Отсюда формулируется подход к промышленной политике. «Жесткий» в случае если перед страной стоят задачи модернизации, освоение, создание

© А.С.Никитин, 2010

технологий, или «мягкий», при условии развитости промышленности, обладания собственными технологиями и необходимостью выхода на зарубежные рынки. Принципы той или иной модели в их «чистом виде» не применяются нигде, чему может служить доказательством, дискриминационная политика европейских стран в отношении приобретения европейских активов российскими компаниями.

Важным является понимание системной роли промышленной политики, возникающей вследствии зависимости от экономической концепции, взаимодействия с другими направлениями (сферами) политики. Кроме того, промполитика сама является базовой для стратегий отраслей, имеет региональную проекцию, глобальные рамки, а также связана с проводимыми модернизационными программами.

Региональный аспект промполитики выражается в том, что несмотря на «московскую прописку» управляющих компаний, функционирование предприятий происходит на региональном уровне. Таким образом, региональный уровень аккумулирует целый пласт проблем, решение которых, в конечном счете, замыкается на промышленную политику или ее отсутствие. Например, промышленная политика и ее привязка к региональному аспекту должна отвечать на вопрос, в каком направлении развиваться энергетическим мощностям региона, транспортной инфраструктуре, системе подготовки и переподготовки кадров и т.д. Более примечателен пример развернувшейся работы по перепрофилированию российских моногородов, в которую включены все уровни власти, а также представители бизнеса.

Еще одно направление регионального аспекта — глобализация, являющаяся важнейшим элементом, необходимость учета которого при формировании промышленной политики задана новыми условиями функционирования страны и российских компаний – глобальным рынком.

Таким образом, для промышленной политики должны быть заданы глобальная, межстрановая, страновая рамки. На глобальном рынке оперируют транснациональные компании, функционируют глобальные институты (международные органы власти, площадки для диалога, стандарты). Влияние указанных институтов и компаний распространяется и на страновые уровни. Срединным между страновым и глобальным, является межстрановой уровень, обладающий собственными институтами, также оказывающими влияние на страновой уровень. Запрос бизнеса  — комплексная политика поддержки на всех уровнях и рынках.

Так как в настоящее время, деятельность российских компаний сконцентрирована в основном на внутреннем рынке и межстрановом уровне, логичной была бы политика, направленная, с одной стороны, на создание условий для всестороннего развития малого и среднего бизнеса. При этом целью политики для малых предприятий должна быть помощь в повышении эффективности деятельности, сертификация, стимулирование к активной маркетинговой политике, расширению, построению бренда (торговой марки), созданию дополнительных рабочих мест. Главная цель по отношению к предприятиям малого бизнеса – помощь в превращении в сильных региональных и федеральных игроков, а также повышение доли инновационных компаний. Поэтому, именно малый бизнес, в силу своей гибкости должен стать фокусом промышленной политики и инновационного развития.

Компании среднего бизнеса должны стимулироваться исходя из цели превращения в межстрановых игроков. Для этого потребуется кооперация с иностранными компаниями для импорта технологий, создания совместных предприятий, по освоению новых технологий и развитию собственных, выходу на новые рынки и интеграции в производственные и распределительные сети. Создание государством условий для развития компаний среднего бизнеса высокотехнологичного сектора должно иметь цель превращение этих компаний в будущих глобальных игроков.

Указанное выше относится и к крупным компаниям, с разницей лишь в том, что крупным компаниям, уже ведущим свою деятельность на межстрановых рынках, необходима помощь в достройке до глобального уровня. В этом направлении государство должно помочь компаниям закрепить свое присутствие на наиболее большем количестве международных рынков.

Предваряя анализ влияния бизнес-групп на промышленную политику, следует указать, что исследование будет происходить как с помощью выявления запросов бизнеса, так и с помощью изучения концепций промышленной политики, продвигаемых организациями, представляющими интересы бизнеса, а именно: Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП), Деловой Россией (ДР), Торгово-промышленной палатой РФ (ТПП), ОПОРОй России (ОР).

            Вследствие того, что указанные выше организации агрегируют мнения большого количества предприятий и бизнес-групп по различным вопросам экономической и промышленной политики, рассмотрение их концепций, позволит получить общее представление о запросах бизнеса.

            В Концепции промышленной политики РСПП главной целью заявлено повышение национальной конкурентоспособности. Закреплены следующие принципы: расширение субъектного состава промполитики при ее разработке и реализации (государство, бизнес, научные и общественные организации); поддержка конкурентоспособных компаний; переход к наукоемкой экономике («knowledge-based economy»); снижение роли традиционных ресурсоемких отраслей промышленности («physical-resource-based industries») в качестве объектов промышленной политики и возрастание значения высокотехнологичных отраслей с высокой добавленной стоимостью. Объекты промышленной политики равнозначны, это: крупные транснациональные компании, региональные промышленные компании и территориальные комплексы, малый и средний бизнес. Общие контуры: выбор ограниченного набора проектов – «точек роста», выращивание компаний «национальных чемпионов» и создание предпринимательской среды (малый и средний бизнес), дающей однозначные сигналы в пользу инновационного типа развития. Именно эти принципы и направления в дальнейшем последовательно лоббируются РСПП.

Главный инструмент промышленной политики — проект, позволяющий соединить административный, финансовый, структурный, технологический и рыночный ресурсы, а также установить адресный контроль результатов на каждом этапе реализации. РСПП выделяет два типа проектов: инфраструктурные (проекты транспортной, информационной, образовательной и научно-технической, социальной и коммунальной инфраструктуры), и проекты инновационного характера, ориентированные на закрепление страны в перспективных нишах мирового рынка. [5] Приоритетные отрасли промышленности, с точки зрения конкурентоспособности: топливная , цветная металлургия, лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная, машиностроение. Перспективные отрасли: нанотехнология, клеточная биотехнология, информационные технологии, новые материалы. Таким образом, к перспективным отраслям должны быть добавлены технологические кластеры. [6]

            В 2006-2007 гг. РСПП переходит к инновационной тематике. В фокусе технопарки, особые экономические зоны, государственно-частное партнерство, инфраструктуры (кадры, институты, инновации). В качестве реального влияния на промполитики РСПП не упускает возможность влиять на создаваемые отраслевые стратегии Минпромэнерго России и активно участвует в проводимых ведомством коллегиях. Таким образом, как бы ни менялась повестка для органов власти, РСПП всегда предлагал действенные меры по поддержке лоббируемых отраслей, с нужным реверансом в сторону малого и среднего бизнеса, ВПК, сельского хозяйства и прочих групп. Представляя запрос на промполитику со стороны олигархов, РСПП добивался значительных успехов в продвижении своих концепций, особенно среди либерального лагеря государственной элиты (Минфин, Минэкономразвития и торговли).

Базовый документ ТПП по промышленной политике «Государственная промышленная политика России. Проблемы формирования и реализации». Промполитика определяется как система мер, направленных на развитие национальной экономики, новейших технологий и продуктов с высокой степенью обработки, современных информационных и других услуг, человеческого капитала. [7] Соответственно, главный приоритет – инновационное развитие и формирование «новой экономики».

Инструменты промполитики — национально-доступные финансовые ресурсы и эффективная кредитная и налоговая политика, создание ссудного фонда промышленности в форме государственного внебюджетного фонда. Важный инструмент развития промышленности, который позволит изменить ее структуру — перераспределение доходов сырьевого и передельного секторов, через изъятие и перераспределение в пользу приоритетных отраслей промышленности так называемой «природной ренты». [7.C.49] Взгляд на промышленную политику в виде разделения прав на ее разработку и проведение между органами государственной, региональной и местной власти, юридическими лицами и НКО, лоббируется в проекте федерального закона «О национальной промышленной политике в Российской Федерации». [8]

Таким образом, ТПП, сконцентрировав на своей площадке государственных лоббистов и смежные высокотехнологичные отрасли, первоначально в 2002 — 2003 гг. выдвинуло тезис именно об их поддержке в качестве базового постулата промышленной политики. Как и РСПП в 2006-2007 гг. ТПП выдвигает концепцию промышленно-инновационной стратегии, соединяющей стратегию развития науки и новаций со стратегиями развития традиционных отраслей.

            Во многом концепции ТПП и РСПП были схожи, но показано  выше, имелись и существенные отличия, которые определялись в основном составом членов этих организаций. По факту олигархи соперничали с государственниками и силовиками. В этой связи, появление Деловой России и лоббирование изначально концепции развития малого и среднего нересурсного бизнеса, стало отражением появления новой группы влияния на высших этажах государственной власти.

            Начиная с 2004 г. Деловая Россия начинает активную деятельность не только по лоббированию конкретных проектов своих членов, но и по донесению до государства и общества идей о необходимости развития перерабатывающих отраслей промышленности и компаний малого и среднего бизнеса (МСБ). Это поочередно доносится и транслируется во всех докладах в виде идей: «политики роста» в 2005 г., «открытой суверенной экономики» в 2006 г., «экономике стимулов» в 2008 г. и «новой индустриализации» в 2009 г. Тема промышленной политики, как самостоятельно продвигаемого проекта появляется с 2006 г. в виде «эффективной промышленной политики», а затем в 2008 г. преобразуется в  «инновационно-промышленную политику» и далее переходит в тему «новой индустриализации». Фокус всех программ сконцентрирован на развитии перерабатывающих отраслей.

            Эволюция идей ОПОРы России от необходимости поддержки МСБ до формирования «новой инновационной экономики», в которой главная роль принадлежит именно МСБ – как локомотиву инноваций, прослеживается во всех докладах с 2003 г. С учетом существующего государственного фокуса на построении «инновационной экономики», можно говорить, что продвигаемая ОПОРОЙ «инновационная политика» во многом является альтернативой промышленной политике, сфокусированной на поддержке крупных бизнес-групп.

            Наиболее мощная, как по своим масштабам деятельности, так и влиятельности отраслевая организация – Союз машиностроителей России, концентрирует свои усилия на поддержке членов – машиностроительных компаний различных сегментов, а также лоббировании необходимости принятия стратегии развития машиностроительной отрасли. [9]

            Далее проведем анализ запросов бизнеса на промышленную политику. Согласно подходу П.Г.Щедровицкого и В.Н.Княгинина интересанты промышленной политики, включают следующие группы:

1) представители старой индустрии (крупные промышленные и научные объединения), имеющие целью обеспечение конкурентоспособности существующих предприятий и лоббирующие протекционизм и государственный заказ;

2) крупные российские интегрированные бизнес-группы, занимающиеся экспансией в различные сектора российской и мировой экономики и также лоббирующие протекционизм;

3) технологическое лобби, целью деятельности которых, является экспансия национальной высокотехнологичной индустрии и государственное финансирование и иное стимулирование технологических разработок;

4) компании, адаптировавшиеся к глобальному рынку, лоббирующие либеральное институциональное регулирование.

Согласившись с предложенной классификацией, тем не менее, дополним ее новыми появившимися игроками:

5) государственные корпорации, предъявляющие собственный запрос на промышленную политику и находящиеся, в отличие, от вышеперечисленных компаний в более тесных связях с органами власти и лицами, принимающими решения. Цели и задачи этой группы очень похожи на цели группы «старой индустрии», в части государственной поддержки, протекционизма, но и имеют свои отличительные характеристики, например, запрос на консолидацию, слияния и поглощения в высокотехнологичных стратегических секторах промышленности. Отметим, что активность указанных игроков проявляется как в реализации собственного лоббистского потенциала, так и в выстраивании взаимоотношений с властью через собственные общественные организации;

6) малый бизнес и средний инновационный бизнес. Появление нового интересанта не случайно, так как именно небольшие технологически развитые компании, вступающие в международную кооперацию, разрабатывающие собственные или внедряющие зарубежные технологии должны стать ядром инновационного роста в заявленных Президентом направлениях. Малый бизнес способен обеспечить мобильность и занятость населения, а также может способствовать выстраиванию инновационных сетей и внедрения новых технологий в уже созданной индустрии;

7) научные и научно-исследовательские институты. Промышленная политика и модернизация для указанных организаций представляет шанс для проведения реструктуризации и трансформации в новые научные центры, разрабатывающие современные и перспективные технологии;

8) транснациональные компании (ТНК). Являясь сильными международными игроками, ТНК и один из интересантов промполитики. При этом, с одной стороны, ТНК являются противниками проведения курса правительств, направленного на поддержку национальных компаний, защите рынка, повышения таможенных пошлин, с другой стороны, филиалы иностранных компаний или совместные предприятия, локализовавшие свои производства в России, также рассматриваются, как национальные и защищаются Правительством.

Рассмотрим некоторые сюжеты по лоббированию своих интересов отдельными отраслями промышленности. К примеру, предприятия трубной промышленности лоббируют свои интересы через созданный в 1999 г. Фонд Развития Трубной Промышленности. Из заявленных фондом мероприятий, следует выделить лоббирование введения правительством антидемпинговых пошлин на импорт украинских труб, организацию антидемпингового расследования в 2005 г. в отношении импорта труб из Украины. В 2006 г. Фонд лоббировал необходимость разработки национальной стратегии развития металлургической промышленности в увязке со стратегией развития ТЭК до 2030 года.

Говоря о металлургии, следует отметить, что, так как данная отрасль является базовой для других отраслей промышленности, периодически возникают сложности во взаимоотношениях с потребителями металлургической продукции. Например, в 2010 г. Федеральной антимонопольной службой было начато антидемпинговое расследование в отношении производителей металла, поводом к чему послужило значительное повышение цен на металлопродукцию для потребителей – вагоностроителей, трубников, автопроизводителей, а также сказалось на стоимости проектов газовиков и нефтяников. Представители металлургии, как и трубники, лоббируют повышение таможенных пошлин. В 2009 г. правительство протянуло руку помощи российским металлургам и на девять месяцев вводит пошлины на импорт практически всего спектра проката и труб из черных металлов в размере 15-20%.  В 2010 г. металлургическое лобби запросило у правительства комплексную поддержку отрасли в виде: предоставления налоговых льгот (сокращения сроков амортизации перспективного оборудования, освобождения от уплаты налога на прибыль сумм, направляемых на инвестиции), стимулирования сбыта продукции путем создания в России совместных производств, обязанных закупать металл у российских поставщиков введения квот для отечественных производителей труб в совместных проектах «Газпрома», помощи ряду предприятий при уплате процентов по банковским кредитам. [10]

Представительством интересов предприятий химической отрасли занимается Российский Союз химиков. Из наиболее заметных мероприятий — создание Межотраслевого Совета по техническому регулированию и стандартизации в области исследования и оборота химических веществ и продукции при Комитете РСПП по техническому регулированию, работа по глобальной программе устойчивого развития «Ответственная забота» (Responsible Care), работа с бизнесом и органами власти по разъяснению Европейского регламента REACH, а также работа с Федеральным законом «О техническом регулировании», и с проектом ФЗ «О стандартизации», «О безопасности химической продукции».

Представители автомобильной промышленности, в частности подконтрольная О.Дерипаске компания «Руспромавто» в 2002 г. активно продвигали принятие правительством концепции развития автомобильной промышленности, а также введение таможенных пошлин на подержанные иномарки (легковые, грузовые автомобили, автобусы). Следует отметить, что в этот период правительством было принято решение о развитии на территории России режима промышленной сборки иностранных автомобилей с обязательной локализацией производства компонентов не менее чем на 30% через три года после пуска предприятия и 50−60% далее. За прошедшее с момента принятия решения время, в России открыли свои заводы компании Фольксваген (Volkswagen), Митсубиши (Mitsubishi), Рено (Renault), Тойота (Toyota), Хэндай (Hyundai), Дженерал моторс (General Motors), Сузуки (Suzuki), Нисан (Nissan). А также целый ряд мировых производителей автокомпонентов. Повышенное внимание государства к развитию автомобильной промышленности прослеживается в мерах по его развитию, в частности в 2008 г. состоялась продажа блокирующего пакета акций АВТОВАЗА (25 процентов плюс одна акция) компании Рено (Renault). В 2009 г. государство в лице Сбербанка в партнерстве с канадской компанией Магна (Magna), заявляет о желании приобрести пакет акций немецкого подразделения GM – Opel. Заслуживают внимания действия государства по поддержке автомобильной промышленности в период мирового финансового кризиса. Были выделены денежные средства предприятиям, причем как чисто российским, так и предприятиям промсборки, была запущена программа утилизации старых машин, что существенно подстегнуло спрос на машины, произведенные на территории Российской Федерации, кроме того, были существенно повышены таможенные пошлины на ввозимые иномарки. В этом же году Союз транспортников России, КамАЗ, а затем и Российская ассоциация производителей сельхозтехники предложили Правительству распространить режим утилизации на грузовые автомобили и сельскохозяйственную технику. Таким образом, в отношении автопрома государство выработало стратегию развития, предусматривающую с одной стороны поддержку отечественного производителя, с другой стороны организацию режима промышленной сборки автомобилей и автокомпонентов с обязательной локализацией производства.

Представители крупных бизнес-групп лоббируют и конкретные проекты. Так, В.Евтушенков лоббирует проект спутниковой навигационной системы ГЛОНАСС, В.Вексельберг – строительство иннограда «Сколково», С.Керимов – создание мирового лидера в производстве калийных удобрений на базе консолидации «Уралкалия». О.Дерипаска — интересы всех подконтрольных бизнесов, а также инновационные технологии производства алюминия.

Рассмотрев запросы бизнеса на промышленную политику, следует указать, что лоббирование идей промполитики проходит в основном не на концептуальном, а на тактическом «хозяйственном» уровне. Лоббируются налоги, тарифы, пошлины, финансирование и проч. Концептуально промполитику лоббируют только ведущие бизнес-группы и то, с помощью ведущих отраслевых и мультипрофильных НКО.

Позиции представителей высокотехнологичного и машиностроительного бизнеса похожи, и в основном сводятся к необходимости выделения приоритетных отраслей, компаний и проектов, с дальнейшим повышенным вниманием государства к ним.

Госкорпорации больше озабочены реструктуризацией полученных активов и, в связи с этим, финансированием их деятельности, а также концентрацией усилий на перспективных и прорывных проектах (например Сухой Супер-Джет).

Запрос автомобилестроителей сконцентрирован, с одной стороны, в поддержке отечественного производителя, с другой стороны в импорте технологий и локализации производства. Здесь реализуется принцип: «рынок в обмен на технологии».

Усилия базовых отраслей промышленности (металлургов, угольщиков, химиков) в основном направлены на государственнуюподдержку в виде протекционистских мер.

Интересы естественных монополий лежат в русле расширения своего присутствия на международных рынках и влияния на внутреннем.

В отношении других участников государство проводит дифференцированную политику, выражающуюся или в удовлетворении их запросов, или в нахождении баланса интересов между бизнес-группами.

Использованная литература

  1. Полозюк А.Г. Модели промышленной политики // URL: http://www.rusnauka.com/CCN/Economics/15_polozjuk.doc.htm (дата обращения: 04.10.2010).
  2. Татаркин А.И. Системный подход к разработке и реализации промышленной политики России // Официальный сайт второго дальневосточного экономического форума. Хабаровск 2007. URL: http://www.dvforum.ru/2007/doklads/ks1_Tatar.aspx (дата обращения 04.10.2010).
  3. Гончар К.Р., Кузнецов Б.В. Российская промышленность на этапе роста: факторы конкурентоспособности фирм // Гос.ун-т – Высшая школа экономики. – М.: Вершина, 2008. С 448-449.
  4. См.: Княгинин В.Н., Щедровицкий П.Г. Промышленная политика России: кто платит издержки глобализации // М.: Европа, 2005.- 160 с.
  5. В.Евтушенков. Промполитика: Проекты выберет рынок // Ведомости № 218 (1018) от 27.11.2003.
  6. См.: Доклад РСПП «Оценка конкурентоспособности экономики России: отраслевой и кластерный анализ», 2005 г.
  7. Доклад ТПП РФ: «Государственная промышленная политика России. Проблемы формирования и реализации» // Официальный сайт Торгово-промышленной палаты РФ, URL:  http://www.tpprf.ru/ru/committee/kpr/komprom/analitik/prompolmain/ (дата обращения: 22.02.2010).
  8. Проект Федерального закона № 98281-5 «О национальной промышленной политике в Российской Федерации».
  9. См. Официальный сайт «Союза машиностроителей России» // URL: http://www.soyuzmash.ru/informcenter/press-reliz/index.php?news=2902 (дата обращения: 09.07.2010).
  10. Терлецкий В. Российские металлурги просят льгот. Весь их пыл уйдет в трубу. Интернет ресурс Русбизнесньюс,URL: http://www.rusbiznews.ru/news/n738.html (дата обращения: 05.03.2010).

Нет комментариев

Оставьте ответ