Глава концерна в Bayer в России рассказала «Интерфаксу» о сотрудничестве с российскими компаниями и запуске новых продуктов

Концерн Bayer, несколько веков назад прославившийся созданием аспирина, стабильно растет, демонстрируя положительную динамику и на российском рынке. Основную ставку Bayer делает на фармацевтику, которая обеспечивает порядка 70% продаж компании в России. Стремясь увеличить присутствие на российском рынке, Bayer приступил к локализации производства лекарств на мощностях новоуральского предприятия «Медсинтез». О сотрудничестве концерна с российской компанией, а также в целом о планах по развитию Bayer в России в интервью «Интерфаксу» рассказали глава Bayer в России Вера Хан и генеральный представитель Bayer HealthCare в России Виктор Гайслер.

— Bayer в сентябре заявлял о намерениях к 2017 году увеличить продажи в России до 1,3 млрд евро, при этом ежегодный рост планировался на уровне в 12%. В прошлом году продажи компании в России выросли лишь на 8,3%. Почему продажи не показали запланированный рост?

Вера Хан: — Это долгосрочный прогноз, который может корректироваться, если происходят изменения на рынке. Иногда запланированные ежегодные темпы роста просто недостижимы.

Что касается наших продаж в 2013 году, то они составили 747 млн евро, и мы вполне довольны достигнутыми результатами. Развитие по субконцернам шло неравномерно. Например, Bayer HealthCare показал темпы роста в 15,9%, что значительно опережает рост рынка, мы гордимся такими высокими темпами роста.

Если мы говорим о сельскохозяйственном подразделении Bayer CropScience, то там темпы роста составили примерно 3%. Незначительное увеличение продаж обусловлено достаточно сложной ситуацией, в частности, на рынке сахарной свеклы, вызванной сокращением посевных площадей. Фермеры очень быстро на это отреагировали и перешли от одной сельскохозяйственной культуры к другой. В результате мы потеряли часть наших продаж на рынке сахарной свеклы. Но мы уже отыгрываем это сокращение за счет увеличения продаж продуктов для зерновых и обработки семян кукурузы.

У субконцерна Bayer MaterialScience, производящего высокотехнологичные полимерные материалы, достаточно хорошие темпы роста были в первой половине 2013 года. Во второй половине года произошло замедление роста в строительной промышленности и в автопромышленности, и именно поэтому мы не вышли на запланированные показатели по 2013 году.

И что касается стратегических планов до 2017 года, о чем сообщалось в сентябре, то могу лишь сказать, что никто не мог предположить, что возникнут неопределенности геополитического плана, которые мы сейчас наблюдаем.

— Планируется ли корректировать стратегию развития до 2017 года?

Вера Хан: — Нет, стратегию развития мы пересматривать не будем, потому что все идет по плану по всем трем направлениям бизнеса. Мы удовлетворены текущими показателями и надеемся, что российский рынок будет развиваться и дальше.

— В прошлом году снизились темпы роста подразделения Bayer CropScience. Как планируется развивать это подразделение в текущем году?

Вера Хан: На 2014 год запланирован запуск шести новых продуктов. Кроме того, мы намерены дальше развивать программу, направленную на поддержку бизнеса конечного товаропроизводителя. Суть ее сводится к следующему: в случае существенного падения урожайности в результате погодных условий Bayer разделяет с конечным производителем их потери и предоставляет скидку на приобретенные у него средств защиты растений в размере 50 — 95% в зависимости от падения урожайности.

— Ожидает ли компания сохранения положительной динамики развития фармацевтического подразделения? Какой рост, по вашим прогнозам, может продемонстрировать это подразделение по итогам текущего года?

Виктор Гайслер: — Мы рассчитываем расти быстрее рынка. Вопрос в том, как будет развиваться рынок. По данным аналитического агентства IMS Health, в текущем году рынок увеличится максимум на 8%. Мы, как Bayer, ожидаем, что вырастем больше чем на 10%.

— Темпы роста российского фармрынка замедляются. Беспокоит ли это компанию? Планируется ли в связи с этим корректировать программу развития в России?

Виктор Гайслер: — Российский рынок действительно замедляется. Но, несмотря на это, мы уверены, что наши результаты в этом году покажут двухзначный рост продаж, который будет превышать рост рынка.

— По данным аналитического агентства DSM Group, в 2012 году Bayer занял шестое место по объему продаж на коммерческом рынке России с долей в 3,25%. Какую долю, по подсчетам Bayer, компания займет по итогам 2013 года?

Виктор Гайслер: — Я уверен, что мы увеличили свою долю на рынке в 2013 году по сравнению с 2012 годом. Причина проста: мы выросли на 15,9%, рынок — на 8%. Но я не могу сказать, на какой процент мы ее увеличили. Кроме того, поскольку у нас пока нет данных по росту других компаний, мы не можем оценить, на каком месте по сравнению с ними мы находимся.

— Какую долю в ваших продажах занимает коммерческий рынок, а какую — государственный?

Виктор Гайслер: — На долю государственного сегмента приходится меньше 30% наших продаж.

— В прошлом году Bayer приступил к локализации производства лекарств на мощностях новоуральского предприятия «Медсинтез». Как продвигается сотрудничество Bayer с российской компанией?

Вера Хан: — Вот, кстати, очень хороший пример сотрудничества с российским партнером. Мы подписали партнерское соглашение на форуме «Открытые инновации» в 2012 году. А уже через год, то есть буквально в сентябре — октябре 2013 года, мы выпустили пробную партию нашего противоинфекционного препарата Avelox на мощностях «Медсинтеза». Это пилотное производство должно осуществляться в течение полугода, а в октябре, то есть в четвертом квартале 2014 года, мы начнем промышленное производство этого препарата.

У нас также есть и дальнейшие планы по развитию сотрудничества. Мы уже подписали соглашение о производстве на мощностях «Медсинтеза» контрастных средств, применяемых при лучевой диагностике — компьютерной томографии (КТ), магнитно-резонансной томографии (МРТ).

Виктор Гайслер: — Наше сотрудничество с «Медсинтезом» развивается шаг за шагом. Мы начали с производства полного цикла препарата Avelox. В этом году мы планируем приступить к производству контрастных средств, используемых при проведении МРТ-диагностики и КТ. Так, в октябре мы начинаем вторичную упаковку препарата Magnevist, в начале следующего года — препарата Ultravist. Также будет построена новая линия для производства контрастных средств.

— В каком количестве планируется производить эти препараты?

Виктор Гайслер: — Продукция, которая будет производиться на площадке «Медсинтеза», будет на 100% покрывать потребности российского рынка. Возможность производства на одной площадке всего необходимого для рынка объема продукции была одним из основных критериев выбора партнера для локализации.

— Когда планируется запустить в эксплуатацию новую линию по производству контрастных средств?

Виктор Гайслер: Линия строится не только для производства контрастных средств, но и других препаратов в жидкой форме. Она будет построена до 2017 года.

— На какой линии производится препарат Avelox? На каких линиях планируется осуществлять вторичную упаковку препаратов Magnevist и Ultravist?

Виктор Гайслер: У «Медсинтеза» уже есть производственная линия для жидких форм, на которой как раз производится препарат Avelox. Эта линия была модернизирована и теперь полностью соответствует стандартам GMP и стандартам Bayer.

Вторичная упаковка Magnevist и Ultravist будет производиться на существующей производственной линии «Медсинтез». Новая производственная линия, которая будет введена в эксплуатацию в 2017 году, предназначена для полного цикла производства.

— Представители «Медсинтез» около полугода назад сообщали, что для расширения мощностей и для их модернизации они нуждаются в средствах и будут, возможно, искать для этого инвесторов. Не планирует ли Bayer инвестировать в этот проект?

Вера Хан: — Мы не являемся финансовым учреждением, мы не банк, и я бы не хотела комментировать инвестиционные планы «Медсинтеза».

— Почему Bayer решил сотрудничать именно с «Медсинтезом», а не с другим российским предприятием?

Вера Хан: — Мы провели исследование рынка и увидели, что у нас с этой компанией есть понимание, мы, можно сказать, говорим на одном языке. И что касается такого сотрудничества, то я всегда сравниваю его с браком: жениться или выйти замуж очень просто, самое сложное — это потом установить партнерские отношения. И это первый вопрос, который любой человек или компания должны задавать себе. Лучше отвести больше времени на то, чтобы подобрать правильного партнера, а не просто партнера. Просто партнера найти легко. Мы посчитали, что «Медсинтез» действительно та компания, которая разделяет наши базовые ценности, и с ними у нас получится хорошее сотрудничество.

— Рассматривает ли Bayer возможность реализации в России других фармацевтических проектов?

Вера Хан: — Как я уже сказала, у нас есть четкий поэтапный план развития нашего сотрудничества с «Медсинтезом», поэтому основной акцент будем делать на сотрудничество именно с ним.

Виктор Гайслер: — На данный момент мы не планируем других партнерских отношений по производству.

Между тем мы расширяем свое присутствие на российском рынке не только благодаря партнерствам по производству, но и по дистрибуции. Мы уже подписали договор о дистрибуции контрастных средств с уральской компанией «Альфа-Фарм».

Может быть, не сейчас, но в какой-то отдаленной перспективе рассматривается ли возможность приобретения активов в России?

Вера Хан: — Да, мы всегда рассматриваем потенциальные сделки по поглощениям. Но к ним, конечно же, надо готовиться и надо четко определять сферы, где вы хотите обеспечивать дополнительный рост. И плюс еще надо выждать правильный момент.

Виктор Гайслер: — Это всегда очень сложный вопрос. Частый ответ большинства фармацевтических компаний: «Да, мы инвестируем в производство и строим собственные мощности». Это типичный ответ. Для нас же не имеет никакого смысла строить свое производство. Наши объемы производства не исчисляются миллионами упаковок. И совершенно неразумно строить для этого отдельный завод. Поэтому подходящий для нас путь развития – это именно партнерские отношения. При этом важно, то что мы передаем свой опыт, свое ноу-хау российским партнерам, тем самым стимулируя развитие российской фармотрасли.

— В России у вас уже есть собственное производство – завод по производству полиуретановых систем в подмосковном Ногинске. Как развивается завод, какая у него сейчас мощность и планируется ли в дальнейшем ее увеличивать?

Вера Хан: — Мы производим продукцию, которая используется в различных сферах промышленности: в строительстве, автомобилестроении, мебельной индустрии. Мощность этого завода составляет 20 тыс. тонн в год, и такая производительность сегодня нас полностью устраивает. Если мы увидим дополнительный спрос, мы можем увеличить производственную мощность и быстро реагировать на любые изменения спроса.

— Инвестиции компании в строительство завода составили 20 млн евро. Какие вложения в завод запланированы еще?

Вера Хан: — Мы инвестировали 20 млн евро не только в строительство завода, но и в технические лаборатории, занимающиеся разработкой новых рецептур полиуретановых систем и технической поддержкой наших клиентов из лакокрасочной индустрии. Если мы увидим, что необходимо будет расширить мощности, то, конечно же, будут и дополнительные инвестиции.

— Рассматривает ли Bayer возможность строительства новых мощностей по полимерным материалам или, может, приобретения активов в России?

Вера Хан: — Такие решения принимаются на глобальном уровне, исходя из потребностей мирового рынка полимеров. Недавно Bayer инвестировал средства в строительство производственных мощностей в Китае. Пока нас такая ситуация устраивает, все будет зависеть от развития глобального рынка.

— Вы довольно позитивно оцениваете сегменты российского рынка, в которых вы представлены, но между тем отмечаете и некоторые сложности. Что должно произойти и может ли что-то произойти, чтобы Bayer ушел с российского рынка? Или хотя бы из какого-то одного сегмента?

Вера Хан: — Нет. Ответ очень прост: нет, потому что мы почти 140 лет работаем на российском рынке и мы в него искренне верим. Мы верим, что и дальше у нас будет возможность расти. Поэтому ответ — нет.

Источник: Интерфакс

Нет комментариев

Оставьте ответ