На вопросы корреспондента ответил Гутенёв Владимир Владимирович, первый заместитель председателя комитета Госдумы по промышленности, первый вице-президент Союза машиностроителей России

Насколько успешно в России применяются протекционистские меры?

В последние годы чиновники, прежде всего, Минпромторга овладели мерами, которые не входят в противоречие с принципами ВТО, и в таких сферах как автомобильная промышленность, немного сельскохозяйственная техника, применяются меры протекционизма. Но в странах Евросоюза мер поддержки своих производителей значительно больше. Исходя из этого, нам необходимо кратно увеличивать объемы косвенного субсидирования: в инфраструктуру, в научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР), в переквалификацию рабочих. На сегодняшний день темпов недостаточно.

Недостаточный темп нам уже не позволил задействовать синхронно два механизма: с одной стороны, мер протекционизма, с другой – импортозамещения. Сейчас я возлагаю большие надежды на санкционные шаги, которые сделал Евросоюз и США, и на ослабление рубля. Последнее, я считаю, это большое благо для нас, если рубль девальвировать опережающими инфляцию темпами – на 4-5% — мы позволим российским производителям успешнее конкурировать.

Протекционистские меры нужны и в авиастроении. Конструкторы говорят, что на разработку своего двигателя нужно 10 лет и $10 млрд. На сегодняшний день российский авиапром очень закредитован. Государство вкладывает деньги, но они идут на погашение долгов, а нужно финансировать НИОКР, нужно вводить такие меры протекционизма, которые позволяет ВТО. А у нас на целый ряд авиатехники были обнулены пошлины, вместо того, чтобы снижать зависимость хотя бы по 2-3% в год.

У нас 95% пассажирских авиаперевозок выполняют иностранные самолеты, которые находятся вне нашей юрисдикции. Положение усугубляется тем, что сервис нужно осуществлять за рубежом, а с весны нынешнего года определена еще и квота в 200 зарубежных пилотов, которых мы можем привлекать.

Я очень надеюсь, что лоббизм бизнеса, не заинтересованного в импортозамещении (это касается машиностроения, авиастроения), санкционное давление вынудит пересмотреть политику.

Вы можете привести удачные примеры протекционистской политики в России?

В прошлом году действовала компенсация банковских процентных ставок, что позволило реализовать более 200 тысяч автомобилей, львиная доля которых пришлась на АвтоВАЗ и те западные компании, которые локализовали свое производство на территории России.

Сейчас достигнута договоренность о компенсации затрат автопроизводителям, которые предоставляют скидку в качестве утилизационного сбора или trade-in на автомобили определенного класса (от 50 до 350 тысяч рублей). Это — тоже протекционизм, но им нужно пользоваться аккуратно, т.к. он не формирует новые рынки и возможности, а сглаживает пики падения спроса, чтобы не допустит сильного проседания рынка (сокращение продаж свыше 18% представляет угрозу для предприятий). По сути, так подъедается будущий спрос, стимулируя сегодняшний. Мы этим механизмом пользуемся успешно, но нужно это делать очень аккуратно.

Протекционизм с большой буквы – это помощь государства в получении недорогих денег, госгарантиях по поставке, политических шагах по открытию новых рынков.

Источник: http://tass-analytics.com/opinions/3134

Нет комментариев

Оставьте ответ