Распространенные штампы заставляют людей думать, что коррупция в России растет. Это не так. Мы, например, фиксируем падение вовлеченности бизнеса в коррупционные связи на 10 процентных пунктов (п.п.) за последние три года — с 63% до 53%. По «бытовой» коррупции вероятность того, что человек попадет в такую ситуацию, снизилась за это время на 5 п.п.

Конечно, по опросам, которые для нас проводит фонд «Общественное мнение», выходит, что взятки все еще приходится платить даже крупным компаниям. Но есть и чем гордиться. Так, на 1,3 п.п. снизилась доля годового объема продаж предприятия, расходуемая на неформальные платежи: до 3,1% в 2013 году с 4,4% в 2011 году. Наши исследования говорят, что предпринятые правительством усилия дают неплохой результат. С 2011 по 2013 год мы зафиксировали снижение неформальных платежей предприятий почти на 1 трлн руб., до 1,93 трлн руб. в год. Материалы исследования «деловой» коррупции свидетельствуют о некотором снижении ее уровня в органах внутренних дел, Роспотребнадзоре и особенно в налоговых органах. Но, по мнению опрошенных руководителей предприятий, в 2013 году, как и в 2011-м, коррупционные ситуации наблюдались особенно часто в судебных органах. Здесь и уровень неформальных платежей самый высокий. Ситуация ухудшилась в прокуратуре и органах, занимающихся предоставлением земельных участков, где при относительно невысокой вероятности возникновения коррупционной ситуации значительно увеличился средний уровень неформальных платежей.

К сожалению, у нас нет данных за 2014 год. Из-за отсутствия финансирования такие исследования в этом году не проводились. Мы планируем вернуться к ним в 2015 году.

Но нам надо идти дальше. До конца года мы хотим предложить два законодательных решения. В ближайшее время они будут рассмотрены на Совете при президенте по противодействию коррупции. Первое, что предлагает Минэкономики,— разработать новый закон о контроле и надзоре, который изменит мотивацию сотрудников контрольно-надзорных органов. Сейчас здесь работает закон 2008 года «О защите прав юрлиц и ИП при осуществлении госконтроля». Он призван защитить права предпринимателей при проведении проверок. Но деятельность самих контрольных органов он не регламентирует. Да и сфера его применения достаточно узкая — только в части проверки и только в части защиты прав предпринимателей. Мы же хотим сделать комплексный закон, который регламентирует формы контроля надзорной деятельности и показатели его эффективности. Главное — мы хотим зафиксировать риск-ориентированный подход — закон должен будет регламентировать проведение проверок в зависимости от степени риска, который тот или иной бизнес имеет для жизни и здоровья граждан.

Наша цель — не наказать бизнес, а предотвратить риски от его деятельности. Сейчас это в системе контроля и надзора никак не артикулировано. Количественные показатели ставятся по проведенным проверкам, выявленным нарушениям и т.д. Но не это же суть контрольно-надзорной деятельности — проверить тысячу бедных малых предпринимателей и выявить десять отклонений от СанПиНов, которые никому никакого вреда по большому счету принести не могут, а в том, чтобы люди не травились и не гибли.

Второй закон должен будет отрегулировать более узкую сферу, которая во всем мире определяется как «лоббизм». В России попытки легализовать лоббистскую деятельность предпринимаются с 1996 года. Но мы не хотим делать это по аналогии со странами с англосаксонским правом, где лоббизм — это отдельный вид профессиональной деятельности. Обсуждаемая конструкция предполагает, что мы не вводим понятия лоббизма и не узакониваем профессиональных лоббистов. Мы создавать такую профессию не хотим, но собираемся отрегламентировать взаимодействие чиновников с конкретными представителями компаний по вопросам выработки политики. Нам кажется, что в наших условиях так же, как и в большинстве стран континентального права, это более адекватный способ регулировать конфликт интересов. Этот подход предварительно уже поддержан президиумом совета по борьбе с коррупцией. Мы собираемся отрегулировать случаи, когда представители конкретной компании приходят на прием в ведомство. Общество должно знать, под каким воздействием тот или иной орган власти вырабатывает ту или иную политику

Источник:http://www.kommersant.ru/doc/2596239

Нет комментариев

Оставьте ответ