Профессиональные лоббисты и специалисты в области Government Relations Андрей Шаронов, Юрий Кобаладзе, Владимир Сенин, Алексей Тимофеев и Эльман Михтиев рассказали snob.ru, по каким правилам строятся отношения бизнеса и государства в отсутствие закона о лоббизме, нуждается ли в нем Россия и каким он должен быть

Андрей Шаронов, ректор Московской школы управления «Сколково»:

Можно ли прожить без закона о лоббизме? Можно. Но как определить, где заканчивается цивилизованная деятельность и начинается нецивилизованная? Одни люди приходят в Министерство экономического развития и лоббируют интересы экономики вообще, другие лоббируют отрасль, третьи приходят лоббировать интересы предприятия, а четвертые — интересы собственные. Где же проходит граница?

Одна из целей лоббизма — это способствование добросовестной конкуренции. Есть три типа лоббистской деятельности. Первый преследует цель «улучшить ситуацию для всех». Например, предлагается отменить какой-то налог внутри всей индустрии. Это хороший способ донести до государства, какие протекционистские меры необходимо предпринять для помощи бизнесу. Второй вариант — на диалог с государством выходят представители индустрии, ущемленные в правах, и просят «сделать как у всех». Это называется добросовестной конкуренцией. Третий вариант — представители индустрии просят сделать «лучше, чем у остальных». Такой поддержки, как правило, просят те, кто хочет выйти на международный рынок. И это недобросовестная конкуренция, но она часто преподносится как поддержка инновационных компаний.

Юрий Кобаладзе, профессор МГИМО, бывший старший консультант инвестиционного банка UBS:

Я практик и никогда не задумывался о том, есть в нашей стране закон о лоббизме или нет и нужен ли он вообще. После распада Союза мы уже 24 года как обходимся без закона о лоббизме. Так, может, он и не нужен? Может, стоит отложить принятие закона еще на 25 лет?

Когда разведчик достает пистолет, кончается разведка; когда лоббист достает чемодан с деньгами, кончается лоббизм и наступает коррупция. Нужен ли нам закон, с помощью которого мы будем отличать ситуацию, в которой чемодана нет, от ситуации, в которой он есть? Работа в сфере лоббизма и GR тем и хороша, что ее нельзя уложить ни в один учебник, ни в одни рамки. Ее трудно регулировать: каждый контакт, каждый кейс создает уникальную ситуацию, которая требует уникального решения. Как только мы вложим лоббисту в руки какой-то свод правил, его работа остановится. Главное оружие лоббиста — не чемодан с деньгами, а здравый смысл, умение заводить контакты, завоевывать доверие.

Алексей Тимофеев, председатель правления Национальной ассоциации участников фондового рынка:

Закон о лоббизме предполагает контроль над действиями лоббистов, чтобы они не выходили за рамки порядочного. В ситуации, когда моральные нормы не нарушаются, нет необходимости и в законодательном регулировании. Каждый из нас формулирует для себя какие-то законы этики, в соответствии с которыми мы действуем. Кажется, на сегодняшний день с этой задачей справились и лоббисты.

Но есть и внутренние механизмы, которые приводят процесс лоббизма в равновесие: если вы один раз пришли с чемоданом денег, то в следующий раз вы уже не сможете прийти без него — вы попались на крючок. Это смерть лоббиста. Поэтому есть закон или его нет, главная задача лоббиста состоит в том, чтобы отстоять свои интересы, не теряя контроля над ситуацией. Для этого он должен быть в состоянии убедительно отстаивать свою точку зрения перед чиновниками. А это возможно делать, только опираясь на здравый смысл.

Эльман Мехтиев, советник президента Ассоциации российских банков:

Часто под лоббизмом мы понимаем получение денег от государства в период кризиса. Но давайте не будем лукавить, это не лоббизм. Многие считают, что регулирование лоббизма появилось в середине XVIII века в Америке. В действительности оно начало развиваться после антитрестовых законов США в конце XIX века — фактически после обеспечения рыночной конкуренции. Пока на рынке не будет конкуренции и большого количества участников, не будет и необходимости в равных правилах, в том числе и для тех, кто пытается эту конкуренцию нарушить. Поэтому главным условием, определяющим необходимость законна о лоббизме, является конкуренция на рынке.

Как работает GR? Если нет плотного сотрудничества с пиаром, то джиар вырождается в обыкновенные связи и сводится к звонкам знакомому. Чтобы этого не происходило, джиар должен состоять из долгосрочного планирования компании — не менее чем на 3-5 лет вперед; информационной поддержки; понимания лоббистами сути дела и их способности выступать для регулятора экспертами в своей области.

Владимир Сенин, заместитель председателя правления Альфа-Банка, президент Ассоциации менеджеров:

Истории попыток принятия закона о лоббизме в России скоро 20 лет. В мире не так много стран, в которых лоббизм регулируется законодательно. Два классических примера — это Великобритания и США. В Великобритании регулирование, прежде всего, направлено на лоббируемых, то есть на чиновников. В Соединенных Штатах регулирование направлено на лоббистов и их деятельность. В большинстве остальных стран мира закона как такового нет, но есть отдельные нормы правовых актов, которые так или иначе этой темы касаются.

То же самое и в России: у нас есть Закон о государственной службе, Уголовный кодекс и другие правовые нормы, которые в той или иной степени регулируют взаимодействие чиновников и представителей бизнеса. В подготовленных недавно по поручению правительства Министерством экономического развития изменениях в некоторые законодательные акты речь идет не об отдельном законе о лоббизме, а о введении дополнительных механизмов контроля за чиновниками в их взаимоотношениях с бизнесом. Такой британский вариант.

За двадцать с лишним лет рыночной экономики лоббизм в России прошел серьезный путь, у нас сформировалась во многом цивилизованная практика, отношения бизнеса и представителей власти стали институциональными. Реально лоббизмом занимаются финансово-промышленные группы, крупные компании и профессиональные организации, которые выражают интересы целой индустрии на рынке. Такие компании задают основные тренды экономического развития, становятся двигателями прогресса в экономике. Конечно, предлагаемые ими изменения преследуют цель либо снять свои риски, либо создать условия для реализации своих конкурентных преимуществ. Но в итоге это касается всего рынка или его отраслей. Высший класс в лоббизме — это когда бизнес-идея становится государственной задачей. Но профессионалов, способных решать задачи такого уровня, можно пересчитать по пальцам.

Сегодня ни у лоббируемых, ни у лоббирующих нет практического интереса в том, чтобы в России был принят закон о лоббизме. У закона о лоббизме нет своих лоббистов. Задача, на мой взгляд, состоит не столько в принятии дополнительных ограничений, сколько в развитии институциональных механизмов взаимодействия бизнеса и власти.

Нет комментариев

Оставьте ответ