Попытки продвижения интересов различных социальных групп в органах госвласти, проще говоря, лоббитская деятельность, ведутся уже давно. Но закона, регулирующего эту сферу, по-прежнему нет, хотя за двадцать пять лет было подготовлено уже шесть проектов.

Одни убеждены, что принятие закона станет важной антикоррупционной мерой и сделает взаимодействие бизнеса и власти прозрачным, другие — что лоббисты занимаются подкупом чиновников и узаконивать это явление нельзя.

Лоббизм у нас синоним взяточничества

Закон «О лоббизме» должен быть — во всяком случае, так сказано в указе президента по реализации Национального плана противодействия коррупции на 2014 — 2015 годы. Но пока единственный документ, закрепляющий лоббистскую деятельность в стране, — это закон о Торгово-промышленной палате. «В нём чётко написано, что ТПП — это лоббист интересов малого и среднего бизнеса», — говорит член Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный. Сейчас у чиновников и экспертов нет однозначного понимания, что такое «лоббизм» и близкий к нему GR. Специалисты GR, помимо взаимодействия с властью, налаживают связи внутри компании, работают со СМИ и отраслевыми ассоциациями. Такие менеджеры становятся всё более востребованными в стране, но деятельность целых GR-департаментов крупных компаний и консалтинговых фирм просто выведена из правового регулирования. По оценкам Национального союза лоббистов, этим видом деятельности в России занимается от 10 до 12 тысяч человек. Но для принятия закона нужен национальный консенсус, нужно, чтобы общество созрело, отмечает автор самого первого законопроекта «О лоббизме», генеральный директор Института «ЕврАзЭс» Владимир Лепёхин. Пока же консенсуса нет — часть экспертов рассматривает лоббистскую деятельность как создание механизмов давления на власть со стороны некомпетентных игроков, продвижение интересов олигархов и декриминализацию откатов. Другие считают, что легализация лоббизма приведёт к уменьшению коррупции в стране, установлению новой налогооблагаемой профессиональной деятельности, появлению обратной связи между властью и бизнесом и введению единых правил для предпринимателей, поясняет депутат Анатолий Выборный.

При этом если во всём мире к лоббизму относятся позитивно, то у нас его воспринимают как синоним взяточничеству. «Даже официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин недавно назвал лоббизм узаконенной коррупцией», — напоминает зампред Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Дмитрий Горовцов.

Отношения бизнеса и власти пора вывести из тени

Между тем легализация лоббизма, наоборот, способствует открытости принятия государственных решений, считает Горовцов. С ним солидарен и автор последнего разработанного законопроекта, зампред Госдумы Николай Левичев. «Лоббизм, если мы его понимаем как выстраивание цивилизованных отношений между хозяйствующими субъектами и органами власти, имеет принципиальное значение не только для борьбы с коррупцией, но и вообще для эффективного развития экономики», — подчёркивает он. Правда, у закона «О лоббизме» до сих пор нет эффективного лоббиста, сетует Левичев. Его законопроект даже не был представлен на обсуждение в Госдуме — документ возвратили авторам по «смехотворным основаниям», говорит депутат. Главной целью закона было вывести лоббизм из тени, придав лоббисту особый статус и обязав его быть членом одной из саморегулируемых организаций представителей интересов. «Это позволило бы формировать корпоративную ответственность за деятельность лоббистов», — пояснил Левичев. Сейчас разработкой очередного законопроекта занимается Минэкономразвития. В ведомстве предлагают чиновникам ежемесячно отчитываться о своих контактах с гражданами, исключая общение со СМИ и конференции, организованные госорганами.

Закон об иностранных агентах признал существование лоббистов

Основные принципы, которые эксперты просят заложить в закон «О лоббизме», — это государственное регулирование, саморегулирование и самофинансирование, говорит президент Национального союза лоббистов Дмитрий Курганов. «Институт лоббизма в том числе поспособствует появлению рабочих мест и повысит привлекательность российского бизнеса», — уверен он. А начальник управления по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Генпрокуратуры Юрий Сёмин призывает при разработке документа не сводить интересы социальных групп лишь к предпринимателям, ведь свои проблемы есть и у других категорий граждан — тех же футбольных болельщиков или филателистов. «Так что при разработке документа возникнут сложности в части определения терминов. Я считаю, что нужен федеральный закон, работа над которым, правда, предстоит очень серьёзная», — полагает Сёмин.

По сути, законными лоббистами интересов общества сегодня являются представители Общественной палаты. По словам члена ОП РФ Георгия Фёдорова, Закон «О лоббизме» «бьёт по рукам коррупционеров». «При этом первый шаг на пути принятия закона уже сделан — это закон об иностранных агентах. Де-факто мы признали, что существуют лоббисты, которые продвигают свои интересы и должны регистрироваться», — сказал Фёдоров. А тем временем и США, и Европейская комиссия ввели реестр лоббистов, где уже зарегистрированы тысячи фирм. Для того чтобы закон был принят и в нашей стране, в нём нужно очень чётко определить грань между коррупционными схемами и легальным лоббизмом, соглашаются эксперты.

Источник: pnp.ru

Нет комментариев

Оставьте ответ