12 февраля в Санкт-Петербурге прошел первый GR форум, объединивший пионеров отрасли – руководителей бизнес-ассоциаций и профессиональных сообществ. На площадке ПМЭФ собрались кардиналы коммуникаций между бизнесом и властью, чтобы открыто обсудить актуальные проблемы и перспективы.

Как спикер мероприятия, выделю основные. Во-первых, есть ощущение медлительности и несостоятельности взаимодействия бизнеса и власти. И как следствие, неэффективности общепринятых инструментов. Например, бизнес-сообществ. Бесспорно, любое объединение бизнеса ради решения отраслевых задач, усовершенствования механизмов государственного регулирования рынка  – позитивно. Но ради этих ли целей бизнес вступает в ассоциации? Большинство компаний, платя членские взносы, хотят видеть решение их конкретных задач. То есть ожидают узко корпоративный лоббизм. Причем быстро. Само понимание отношений с органами государственной власти в контексте длительного взаимовыгодного сотрудничества приобретает оттенок потребления. Бизнес не готов прорабатывать информацию, опубликованную на официальных ресурсах, мониторить рынок самостоятельно и находить болевые точки всей отрасли. Бизнес не готов предложить чиновнику повысить эффективность его работы за счёт содержательных предложений по развитию среды. Наибольший вклад бизнеса в работу госорганов – это предложение поддержать свои проекты. То есть кейсы, которые потом можно тиражировать.

Вы скажете, бизнес и не должен. Конечно, не должен. Но стереотип чиновника как плохого парня, жиреющего за счёт казны и уничтожающего любую инициативу, — устарел. На данный момент на разных уровнях госорганов достаточно адекватных динамичных управленцев, стремящихся к карьерному росту и профессиональным победам. Им крайне полезны проработанные предложения «с земли» если уж не ради всеобщего блага, то ради достижения своего KPI. И когда бизнес предлагает себя в качестве умного партнера, готового потратить свои силы и ресурсы на достижение общих с властью целей, ГЧП летит быстрее. Когда бизнес упорно не слышит запроса власти «дай конкретный контент», а просто говорит «подпиши, дай, согласуй», чиновник начинает «динамить» или искать другую выгоду.

Вина ли бизнес-ассоциаций в том, что члены полностью перекладывают на нее и функцию лоббирования, и генерирование контента? Нет. Являются ли бизнес-ассоциации решением GR задач? Нет. С одной стороны, эффективность работы бизнес-ассоциаций – это эффективность работы их членов, а не аппарата. При понимании этого фактора, при наличии в структуре члена ассоциации сотрудника, адаптирующего задачи компании под механизмы ассоциации, есть позитивный результат. С другой стороны, часто аппарат бизнес-сообществ становится инструментом PR своего руководства, преследующего личные политические цели. В принципе, не считая таких устойчивых организаций как РСПП, Деловая Россия, Опора России многие бизнес сообщества эффективны только на первом этапе жизни, пока команда еще горит амбициозными целями и готова активно работать на свою репутацию перед членами.

Вторым интересным вопросом, затронутым в дискуссиях, стал профессиональный стандарт. К этой проблеме нужно подходить не только с точки зрения образования и вовлечения молодых кадров. Что само собой подразумевает плотное взаимодействие профессионального сообщества с вузами, проведение мастер-классов, организацию практик в реальных компаниях на уровне включения студентов в проектные команды. Основным является разработка критериев. Что такое качественный GR? Какими компетенциями обязательно должен обладать специалист? Может ли наше сообщество быть организовано по цеховому принципу с четким рейтингом специалистов и тиражированием успешных проектов? По моему мнению, любое повышение планки профессии позитивно сказывается на качестве предоставления услуг. Это на руку работодателю. Признание профессиональных стандартов авторитетным критерием оценки стоимости специалиста со стороны рынка будет мотивировать молодые кадры овладевать широкими знаниями и перенимать опыт. А опытные кадры будут держаться в тонусе и наращивать свою инструментальную базу.

На мой взгляд, актуальным является вопрос и компетенций, и «цивилизованности» GR. За длинным списком навыков следует определить профессиональную этику. До сих пор существует мнение, что честными инструментами не достичь громких побед. «… Хорошими делами прославиться нельзя». На форуме звучала тема «черного» GR. Использование НКО как коридора продвижения интересов бизнеса, например, пришло на смену сетевым войнам. Есть ли совесть у GRщика и нужна ли она ему? Вероятно, выскажу странную мысль, но я убеждена, что да. Нет ничего более ценного для специалиста в коммуникациях, чем репутация. Именно она делает возможным построение длительных доверительных отношений как с клиентами, так и с контрагентами. А что можно сказать о репутации GRщика, если его компания попадает в судебные тяжбы, скандальные истории или черные списки? А именно компания, а не GRщик расплачивается по счетам.. В отличие от PR, GR еще более стратегический и кулуарный. Одна неправильная акция может не просто убить годы работы, но и прекратить ее в принципе. Поэтому даже с точки зрения циничного здравого смысла, перспективнее делать ставку на белые инструменты.

Делаю вывод, что современный GR – это вызов. Прежде всего самим профессионалам отрасли. С упадком офф-Лайн площадок, с отказом от понимания GR как кланового междусобойчика, с развитием общественного контроля и глобализацией рынка (не смотря на санкции и во многом благодаря им), возникает запрос на новые форматы, универсальные как в России, так и за ее пределами. Возникает потребность к самоусовершенствованию на фоне растущей конкуренции и растущего заказа со стороны и бизнеса и власти. Возникает необходимость синтеза GR, PR, маркетинга и IR, HR в части корпоративной культуры и PR, PR и social networking, business development и project management и crisis management. Наступает эра глубоких профессионалов широкого профиля.

 

Комментарий президента Ассоциации специалистов по связям бизнеса и государства, управляющего партнёра «Румянцев и партнёры» Олега Румянцева

Сейчас происходит активное становление GR-сообщества – сообщества   GR-менеджеров и консультантов, специалистов по преставлению и продвижению интересов бизнеса в  органах государственной власти, лоббистов.

Традиционные GR-конгрессы дополнены такой формой как региональный Питерский GR-форум, которые впервые прошел в этом году в Санкт-Петербурге, своего рода «мини-GR-конгресс». Такие встречи позволяют нащупать то общее, что сближает различных участников этого процесса, прежде всего —  в понимании эффективных инструментов и оптимальных моделей такого регулирования.

Развивающееся сообщество специалистов по отношениям бизнеса и власти готово к тому, чтобы на себя брать добровольные обязательства по нормам и стилю своего во внешнем мире, включая осознанные ограничения. Речь не только о само-собой разумеющемся соблюдении требований законодательства, но и о моральных и этических нормах. Право, ведь, не единственный социальный регулятор, особенно в нашей непростой области деятельности.

Так, например, разрабатываемый в инициативном порядке профессиональный стандарт, подготовленный на основе модели компетенций и включающий необходимый инструментарий оценки соответствия, может выполнить три полезные задачи:

  • стать эффективным инструментом в реализации корпоративной кадровой политики
  • дать пример мягкой модели регулирования деятельности лоббистов, приемлемой на данной стадии развития профессии
  • стать конструктивным ответом на новые подходы в сфере определения квалификации работника, необходимой представителям интересов для осуществления ими этого вида трудовой деятельности.

На форуме представители интересов, в большинстве своём, выступили за горизонтальный, «цеховой» подход к саморегулированию деятельности профессионального GR-сообщества, и развитие профессии «снизу» и «сбоку», через «горизонтальные отношения», а не «сверху». Важно, чтобы стандарты новой профессии появлялись в недрах структурированного профессионального сообщества, а не по приказу Минтруда.

Формирование рынка профессиональных специалистов по взаимодействию с органами государственной власти является частью общественно значимой стратегической задачи по реализации Конституции, конституционных принципов представления интересов, прямой и обратной связи общества и государства,  добросовестности предпринимательства. Это важная часть совершенствования  демократических институтов.

Вот такой подход – может, скучный, но верный!

Автор: Ольга Матюшина

Нет комментариев

Оставьте ответ