Отечественные предприниматели как никто знают, насколько важно для развития бизнеса иметь доступ к «длинным и дешевым» деньгам, то есть кредиту под разумный процент. Хорошо, если на помощь придет банк, но это идеальная ситуация. Есть еще такая, хорошо известная по советским временам, форма финансирования, как касса взаимопомощи: все скидываются в общую «кубышку», которой могут воспользоваться нуждающиеся члены коллектива. По этому же принципу работают кредитные кооперативы — некоммерческие объединения, где и кредиторы, и те, кто берет взаймы, – участники одной команды. Об истории зарождения кредитной кооперации — в материале Валентины Петровой.

Назначение кредитных кооперативов — помогать своим пайщикам не влезать в кабальную зависимость от сторонних финансовых учреждений, но в выигрыше и вкладчики — они инвестируют в бизнес, причем в понятный для них бизнес, которым занимаются их соседи или коллеги по профессиональной деятельности. Идея финансовой взаимопомощи не нова, но структурно и законодательно она оформилась в XIX веке, когда развитие капитализма дошло до деревни.

«Анна Каренина» и кредитные кооперативы

Во второй половине позапрошлого века в Западной Европе производители, фермеры и ремесленники, остро нуждались в деньгах для развития своих хозяйств. Государственных программ не было, частные же кредиторы, то есть ростовщики, требовали за свои услуги слишком большой процент. Чтобы работать и расти, производителям не оставалось ничего другого, кроме как объединяться ради общих интересов. В этот период в Европе начала развиваться кооперация во всех ее формах: производственные товарищества — в основном во Франции, потребительские объединения — в Британии.

Родиной кредитного товарищества по праву считается Германия. Там одновременно появились два энтузиаста, создатели двух типов кредитных кооперативов.

Герман-Франц Шульце-Делич разработал и реализовал первое ссудо-сберегательное товарищество. Эту форму позже будут называть шульце-деличевским кредитным кооперативом. Мы все, в принципе, слышали это имя — помните, в «Анне Карениной»?

– Все это я знаю, но, извините меня, вы знаете ли все, что сделано в Европе по вопросу об устройстве рабочих?

– Нет, плохо.

– Этот вопрос занимает теперь лучшие умы в Европе. Шульце-Деличевское направление…

Шульце-Делич, действительно, действовал в городах: он объединил ремесленников, которым нужны были финансы на приобретение сырья и расширение производства. Ссудо-сберегательные товарищества требовали от своих членов существенных паевых взносов, поэтому в основном они были ориентированы на зажиточных граждан. Пайщики получали ссуды под материальное обеспечение, зато и дивиденды на паевой взнос были довольно высоки. Ответственность каждого члена товарищества по его обязательствам ограничивалась паевым взносом.

Одновременно с Шульце-Деличем и в полемике с ним действовал Фридрих Вильгельм Райффайзен. Человек с мягким сердцем, он первым делом попытался обеспечить крестьянам ссуды на благотворительной основе и создал кредитное сообщество в городе Фламмерсфельд (Германия). Оно существовало (и кредитовало своих членов) за счет пожертвований. Но довольно быстро Фридрих Вильгельм убедился, что «даровые» деньги трудно найти, а еще труднее — вернуть в общую кассу. Поэтому он пересмотрел суть устройства кредитования.

В апреле 1869 года в деревне Геддесдорф Райффайзен создал первое кредитное товарищество для бедных крестьян. Эта форма оказалась успешной и довольно быстро разрослась. В нем, как правило, отсутствовали — или были очень низкими — вступительные взносы, а основные средства поступали из банковских кредитов: один большой кредит выдавался пайщикам небольшими суммами. В кредитном товариществе райффайзеновского типа действовал принцип коллективной ответственности: все пайщики со всем своим имуществом гарантировали возврат кредита банку. Кроме того, в большинстве случаев кредитное товарищество создавалось на основе целого села. В этом был свой смысл: в случае чего безответственного должника могли пристыдить его ближайшие соседи. Общественное мнение в небольшом селении было, да и остается, страшной силой.

По сути, ссудо-сберегательные товарищества Шульце-Делича предназначались для богатых, кредитные товарищества Райффайзена — для бедных. Как показала дальнейшая мировая практика, востребованными оказались оба типа.

Российский опыт

Общество второй половины XIX века в России, безусловно, тяготело к франкофильству — но, как ни парадоксально, именно немецкие кредитные кооперативы оказались наиболее приемлемой для страны формой кооперации. Еще более удивительно, что Россия взяла на вооружение не предназначенные для бедных крестьян райффайзеновские кредитные товарищества, а ссудо-сберегательные кооперативы Шульце-Делича.

Первое шульце-деличевское объединение появилось в Костромской губернии 1865 году. Его основателем был Станислав Лугинин, а в состав учредителей вошли 12 крестьян, один унтер-офицер, священник и семь работников, служивших при имении Лугининых. Это ссудо-сберегательное товарищество, как и последующие, было предназначено для краткосрочного кредитования мелких производителей и крестьян. Кредит обеспечивался взносами членов товарищества, при этом были установлены минимальное и максимальное значение взноса, который мог вноситься в рассрочку.

Впрочем, первые ссудо-сберегательные товарищества, даже получая от государства и земств льготные кредиты, в силу ряда причин особого успеха не имели. Во-первых, многим был не по силам даже относительно небольшой взнос, поэтому процветали такие товарищества в основном там, где сельское население было зажиточным, например в Польше. Во-вторых, крестьяне, конечно, были практичны, но по большей части финансово совершенно безграмотны. Они не понимали, что кооперативный заем можно использовать только на производственные цели, тем более — что их нужно возвращать. Многие и вовсе считали, что кредит товарищества — это такая безвозмездная помощь от государства «на жизнь». А если и понимали, взыскивать с «невозвращенца» было почти что нечего: земля принадлежала общине, а скот и незамысловатое сельхоз оборудование стоили дешево. Страдали ссудо-сберегательные товарищества и от некомпетентности, а порой и финансовой нечистоплотности членов правления.

Как писал в книге «Акционерные компании. Юридическое исследование» (издана в 1902 году) о ссудо-сберегательных товариществах Российской империи Август Каминка, «они были созданы искусственным образом… перенесены с Запада и устроены под руководством и опекой интеллигентных людей… при этом было обращено слишком мало внимания на степень подготовленности русской почвы для этих учреждений».

Кредит для богатых

Одновременно с шульце-деличевскими товариществами в Российской империи появился еще один вид кредитной кооперации — для совсем уж богатых — общества взаимного кредита, которые были рассчитаны на выдачу крупных сумм на длительный срок, что интересовало, скорее, промышленников и купцов.

Устав обществ взаимного кредита предполагал определенный финансовый ценз для желающих пользоваться займами, а размер кредита зависел от кредитоспособности и предполагаемого обеспечения. При этом в уставе был указан минимально допустимый размер кредита. Не можешь предоставить обеспечение под такую сумму — не приходи.

Первым в России обществом взаимного кредита стало «Cанкт-Петербургское», открытое в 1863 году. Уже через шесть лет его оборотный капитал составил около четырех миллионов рублей (большая сумма по тем временам), а дивиденды доходили до 31 % годовых — попробуйте найти легальный инвестиционный инструмент с такой доходностью сегодня.

Рывок вперед и остановка

В 1895 году было принято Положение об учреждениях мелкого кредита, целью которого было стимулировать недорогое кредитования крестьянства. Положение указало, что источником средств для открытия кредитных товариществ могли служить кредиты Государственного банка, пожертвования земств и частных лиц. В отличие от ссудо-сберегательных товариществ, вступительные паевые взносы для того, чтобы получить заем кредитного товарищества, не требовались.

Количество кредитных товариществ в России стало стремительно расти — крестьяне поняли, что такое кооперация, и вошли во вкус. Вскоре Россия вышла в число лидеров среди европейских государств по числу кредитных кооперативов (около двух тысяч). При этом отрасли было куда расти, так как на один кредитный кооператив в Российской империи приходилось примерно 50 тысяч жителей, тогда как в Германии – около 5 тысяч.

Остановила развитие кооперативного движения революция 1917 года. Правда, в 20-е годы ХХ века после введения новой экономической политики кредитная кооперация пережила недолгий ренессанс, но затем все подобные учреждения были окончательно ликвидированы.

После окончания советской власти кредитная кооперация появилась вновь, но пока говорить о ее возрождении до дореволюционных масштабов преждевременно. Тем более что самим термином «кредитный кооператив» сегодня зачастую пользуются нечистоплотные полумошеннические организации, являющиеся, по сути, финансовыми пирамидами.

Источник: Портал «Новый бизнес: социальное предпринимательство»

Нет комментариев

Оставьте ответ