Лоббистами законодательных поправок, ужесточающих использование «пластика», эксперты называют производителей крепкого алкоголя и компании, выпускающие альтернативные виды упаковки.

Подписание президентом РФ закона о снижении объема пластиковой тары для алкогольной продукции до 1,5 литров участники рынка назвали компромиссным вариантом. Закон подразумевает запрет производства и оборота алкоголя в ПЭТ-таре емкостью свыше 1,5 литра с 1 января 2017 года и дает еще полгода на распродажу остатков напитков в больших упаковках. С 1 июля под запретом также окажется розничная реализация алкоголя в ПЭТ-бутылках более 1,5 литра.

Напомним, что ранее предлагалось законодательно внести ограничение пластиковой тары до 0,5 литра, что фактически означало запрет на продажу пива, поскольку другая алкогольная продукция в ПЭТ-бутылки не разливается. Лоббистами поправок в федеральный закон № 171 «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» экспертами сначала назывались производители крепкого алкоголя, а затем компании, выпускающие альтернативные виды тары – алюминиевые банки и стеклянные бутылки.

Как отмечают представители пивоваренной отрасли, давление на нее началось в 2009 году, когда была создана Федеральная служба по регулированию алкогольного рынка (Росалкогольрегулирование). Тогда в Госдуму был внесен первый законопроект, поставивший в неравные условия пивоваров и водочников. Предлагалось повысить ставки акциза на пиво в 3 раза, а на крепкий алкоголь оставить без изменений до 2012 года. Кроме того, Росалкогольрегулирование разработало Концепцию государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения РФ, согласно которой в 2020 году потребление чистого спирта на человека должно сократиться до 8-5 литров с 18 литров в 2009 году. Эксперты отмечали определенную долю лукавства авторов документа, которые главными «виновниками» злоупотреблений назначали производителей слабоалкогольных напитков и пива, а также теневой рынок суррогатов и подделок, избегая критики в адрес легальной водки.

Как отмечают пивовары, через год к этой кампании подключился зампред комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Виктор Звагельский, инициировавший законопроект, который после его принятия в 2011 году приравнял пиво к алкоголю. Тогда, по словам экспертов, обнаружилась не только принадлежность депутата Звагельского к рынку крепкого алкоголя – ранее он являлся совладельцем ряда компаний по производству и продаже водки, в том числе Московского областного завода «Красная звезда» и УК «Водочная артель «Ять». Выяснилось, что парламентарий и глава Росалкогольрегулирования Игорь Чуян вместе работали в ОАО «Росспиртпром», объединяющем государственные спиртовые активы, занимая должности вице-президентов.

В 2011 году впервые была поставлена под сомнение безопасность пластиковой тары для розлива алкогольной продукции. Поскольку в ПЭТ к тому времени продавалось исключительно пиво, включая разливное, и оно уже было фактически приравнено к водке, то эти действия многими были расценены как усиление давления на пивоваренную отрасль. Как рассказывают представители пивоваренной отрасли, несмотря на то, что многочисленные исследования ученых доказали, что никакие вредные вещества не попадают из упаковки в ее содержимое, противники ПЭТ настаивали на ее запрете под различными предлогами. Среди них — необходимость привести российские законы в соответствии с нормативами Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. В последнем запрет продажи пива в пластике действует давно. Разработкой технического регламента с российской стороны выступало все то же Росалкогольрегулирование. Однако ФАС посчитала дискриминацию ПЭТ нарушением антимонопольного законодательства и направила в правительство РФ отрицательный отзыв на проект техрегламента. В итоге, в 2012 году запрет пластиковой упаковки был исключен из документа, так как Росалкогольрегулирование и Минздрав так и не представили достаточных обоснований ее вреда.

К теме вернулись в 2014-м, когда глава Национального союза защиты прав потребителей (НСЗПП)  Павел Шапкин заявил о том, что используемый при производстве ПЭТ-тары дибутилфталат якобы попадает в содержимое упаковки, причем только в пиво, а другим пищевым продуктам, как например, молоку и воде, вред не наносится. Эксперты напоминают, что НСЗПП даже запустил массированную рекламную компанию в Интернете и на улицах столицы против пластиковой упаковки. При этом эксперты отмечают, что Шапкин ранее много лет руководил Национальной алкогольной ассоциацией, что позволило наблюдателям также причислить его к представителям «водочного лобби».

В начале 2013 года к противникам ПЭТ присоединились производители альтернативной упаковки. Тогда первый зампред комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Михаил Тарасенко обратился к вице-премьеру Аркадию Дворковичу с очередной инициативой о запрете пластика для розлива пива. При этом эксперты отмечают, что до 2012 года Тарасенко возглавлял Горно-металлургический профсоюз России, представляя, в том числе, интересы производителей алюминия. Уже в мае депутат и присоединившийся к нему член Совета Федерации Александр Торшин внесли в Госдуму законопроект, ограничивающий до 0,5 литра объем ПЭТ-тары для производства напитков крепостью ниже 4%, а для продукции с содержанием алкоголя выше 4% запрещающий полностью. После доработки законопроект Тарасенко попал на рассмотрение Госдумы в следующем виде: предлагалось с 1 января 2015 года ограничить торговлю алкогольной продукцией крепостью свыше 6% в пластике объемом более 1,5 литра и с 1 июля 2015 года — крепостью свыше 5% в ПЭТ-бутылках емкостью более 1 литра. Проект был принят в первом чтении в 2014 году.

Производители пива тогда предупреждали, что подобные ограничения серьезно ударят по отрасли и смежным производствам. В ПЭТ продавалось около 50% пивоваренной продукции, и принятие закона привело бы к закрытию предприятий по всей стране и как следствие — к сокращению рабочих мест. Кроме того, пивовары подсчитали, что региональные бюджеты потеряют десятки миллиардов рублей в виде налоговых платежей. Пострадают и производители ПЭТ-тары, которые будут вынуждены проводить модернизацию своих предприятий. Тем не менее, крупные производители пивоваренной отрасли приняли тогда решение самостоятельно, не дожидаясь окончательного принятия закона, ограничить с 1 января 2014 года объем ПЭТ-упаковки для своей продукции свыше 2,5 литра, а для крепкого пива – более 2 литров. Летом прошлого года они объявили, что готовы отказаться и от работы с полимерными упаковками емкостью больше 1,5 литра.

К этому моменту производители альтернативной упаковки, уже практически не скрываясь, выступали за запрещение ПЭТ. При этом основным лоббистом представители пивоваренной отрасли называли Олега Дерипаску, владельца UC Rusal, одного из крупнейших в мире производителей алюминия. В марте нынешнего года во время визита премьер-министра Дмитрия Медведева в Пермский край Дерипаска поднял вопрос о запрете больших объемов ПЭТ, а также предложил уравнять налоговые режимы для производства алюминиевых и пластиковых упаковок. Эксперты подсчитали, что выигрыш UC Rusal от запрета – дополнительно несколько тысяч тонн алюминия в год.

От принятия закона выиграли бы и стекольщики – их продажи увеличились бы минимум на 10 млрд рублей. Между собой производители стеклянной тары договорились лоббировать запрет ПЭТ и зафиксировали это на бумаге. Однако ФАС, после обнаружения документа, вынесла предостережение ассоциации «Стеклосоюз», объединяющей 180 предприятий отрасли.

Точку в инициативах лоббистов и череде поправок в закон поставило правительство, настояв на максимальном ограничении тары – 1,5 литра.

Источник:РОСБАЛТ http://www.rosbalt.ru/business/2016/06/27/1526640.html

Нет комментариев

Оставьте ответ