Сюжет с принятием пакета «законов Яровой» показал, что GR – щики, защищая своих клиентов, должны соизмерять свои аргументы, методы убеждения и выбор союзников с текущим политическим моментом. В данном случае мы имеем яркий пример провальной стратегии. Поэтому, его и интересно разобрать.

Принципиальные ошибки:
1. В публичном пространстве кампания выглядела не как защита бизнеса, а как политическая атака на Единую Россию. Об этом кричало всё. От неймирования, которое вбросили в СМИ политические эксперты – «законы Яровой», а это прямая ассоциация с неймами «закон Магницкого» или «закон Димы Яковлева», которые были использованы для пропагандистской атаки на государственную власть в России и даже введения санкций. До широкой информационной поддержки сотовым операторам за которую они не платили. Как замечательно да получилось? Вы коммерческая организация, даже группа коммерческих организаций, работающих на ёмком экономическом рынке с хорошими прибылями и с вас вдруг не берут ни копейки за статьи, эфиры, выступления экспертов. Ничего не насторожило никого? Возможно, что это и вызвало у кого-то сомнения, но публично сотовые операторы не отстроились от явной политической оставляющей и продолжили играть свою роль внутри чужой пропагандистской кампании. Посмотрите медиалогию относительно этой темы и вы увидите какие СМИ и блоги в соцсетях активно раскручивали «закон Яровой». Не думаю, что всем коммерсантам хотелось бы оказаться в одном списке с ними после детального анализа, но это уже факт – вы там есть. Кстати, параллельно с сюжетом «закона Яровой» развивался сюжет закона о Торговле и, например, коллеге Станиславу Наумову и его сотоварищам, работающим с крупными торговыми сетями, ситуацию удалось удержать вне политического контекста. Аналогично себя ведет и лоббист Игорь Юргенс, защищающий страховые кампании и у них тоже идет законодательный процесс относительно ОСАГО и механизмов страхования, а как вы понимаете эти процессы затрагивают миллионы граждан России, но и они осознанно проходят мимо политических минных полей.
2. Государственные органы нельзя шантажировать. Они готовы слушать социальные аргументы, экономические оценки регуляторного воздействия, но не готовы «пугаться» 300% — го роста стоимости тарифа за сотовые услуги, потому что это явным намек на народный протест, который сразу адресуется власти, как источнику такого роста. Тем более ни разу в медиа я не увидел обоснования и детализации такого роста. А это вообще первое правило GR – щика и лоббиста: будь на порядок подготовленнее, чем твой оппонент. И уж совсем притянутым за уши был аргумент о 10 – летнем отсутствии прибыли у сотовых операторов и снижении налоговых платежей в бюджет страны в случае принятия закона. Странно также, что не использовался и традиционный аргумент — «опыт зарубежных стран», что мы так любим делать в других сюжетах. Я понимаю, что он как раз говорил бы о целесообразности принятия «законов Яровой». Спецслужбы США и Европы признают электронные методы противодействия терроризму крайне эффективными, они помимо оперативности дают еще и возможность для глубокого анализа и составления доказательной базы. Вспомните последний скандал с взломом айфона террориста в США. Но, нельзя делать вид, что нет аналогичной практики в других странах. Возможно, что необходимо было просить перенести затраты на создание хранилищ на бюджет спецслужб, так как это исполнение государственных функций по охране суверенитета страны и защиты жизни и здоровья граждан России, это прямая обязанность государственных органов и значит и затраты должно нести государство.
3. В публичном пространстве не обсуждали суть закона, его целей и самое главное – как он будет применяться. Всегда параллельно с ФЗ принимается пакет НПА, который и расшифровывает правоприменение закона. Любой экономист, которому вы поручили бы посчитать экономический эффект для операторов связи, задал бы вам вопросы, на которые вы не смогли бы ответить без принятых НПА. Тогда, как были посчитаны 300% и гигантские затраты на Дата – центры? Аргументированное обсуждение еще можно было видеть на площадках Госдумы перед вторым слушанием и кое-что, кстати, было поправлено и отброшено, но эти дискуссии остались за медиаконтентом тех дней. Оно и понятно – читай 1 пункт. Операторы связи не управляли медиасопровождением.
4. Это самая коварная долгоиграющая ошибка – смешение ролей. Вопрос: зачем привлекли к агитационной кампании министра связи Никифорова? Роль ФОИВов в законодательной работе сводится к оценке последствий принятия законов и, кстати, Министерство связи, наверняка, готовило свою позицию еще на фазе внесения пакета законов. Распределение ролей в лоббистском процессе подразумевает, что государственный служащий должен искать баланс интересов между бизнесом и обществом, находясь в роли своеобразного арбитра. Провоцируя федерального министра поддерживать необоснованные аргументы коммерческих организаций, используя какие-то свои рычаги на него вы, во-первых, теряете скрытого союзника во власти, а во-вторых, нивелируете официальную позицию ФОИВа и Правительства в целом, что чревато порождением недоверия к вам. Понятно, что законопроектов впереди еще много будет, а доверие уже не то и к вам будут прислушиваться с осторожностью.
5. И последнее. Аппеляция была не по адресу. Источником законодательной инициативы были спецслужбы. Этот пункт оставлю без расшифровки.

Что в итоге?
Любому, кто занимается законотворчеством профессионально было понятно, что первые последствия для операторов связи наступят только после принятия НПА (для них всегда указаны сроки принятия, а в них и только в них будут указаны сроки их вступления в силу). То есть, еще ничего не случилось и не случится еще года два и не понятно в каких формах и объёмах, а «волки – волки» прокричали уже больше трех раз.
Репутационные потери для лоббистов от операторов связи не возьмусь оценить, но передам мнение ответственного чиновника из Правительства, который сказал, что «я теперь с ними буду встречаться только в своем кабинете или на совещаниях у заместителя Председателя». Агитационная кампания в ГД переходит в активную фазу и историю с «законами Яровой» по полной используют против «Единой России», которую возглавляет Председатель Правительства. Слов из песни не вычеркнешь и комментарии представителей операторов связи будут еще долго использовать со ссылками на наименования кампаний.
Лоббизм любит, как и деньги, тишину, особенно в нашей стране, где лоббизм законодательно не закреплен. Шум, который создали, будет мешать работе над НПА и отрицательные последствия будут гораздо весомее, чем они были бы в режиме тишины.

Мне часто говорят, что у нас нет GR — щика и в истории с пакетом «законов Яровой» чаще всего выступали гендиректора и работники пресс — служб, на что я традиционно отвечаю: неважно кто у вас исполняет функции взаимодействия с органами власти, важно что они у вас есть во внутреннем бизнес — процессе. Как вы администрируете эти процессы — это решение ваше и ваших акционеров, но правила работы с государственными органами официальные или неформальные одни и те же для всех.

Автор: Марат Баширов — вице-президент Ассоциации специалистов по связям бизнеса и государства «GR-лига»

Нет комментариев

Оставьте ответ