Сохранить действующий порядок льгот для IT-компаний попросили министра экономического развития Алексея Улюкаева исполнительный директор Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий (АПКИТ) Николай Комлев и президент НП «Руссофт» Валентин Макаров. В конце мая 2016 г. рабочая группа при администрации президента решила продлить льготную ставку страховых взносов лишь для тех IT-компаний, продукты которых присутствуют в реестре российского ПО, который ведет Минкомсвязи. Сейчас льготная ставка действует для всех IT-компаний, аккредитованных при Минкомсвязи и получающих более 90% выручки от продаж ПО.

Письмо получено, вопрос прорабатывается, сказал представитель Минэкономразвития.

Продлить льготные взносы разработчикам «российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных» поручал правительству президент России Владимир Путин. Именно так называется и реестр – Единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных, тем не менее о реестре как таковом в поручении президента нет ни слова.

Шанс попасть в реестр есть только у ПО, исключительные права на которое принадлежат россиянам или российским организациям, объясняет Макаров из «Руссофта». Поэтому, если льготу продлят лишь для компаний, программы которых включены в реестр, она не коснется глобальных IT-компаний и разработчиков, пишущих ПО по заказу клиентов, которые этим софтом и владеют, говорится в письме АПКИТ и «Руссофта».

Решение ограничить круг льготников авторы письма называют барьером для тех IT-компаний, кто желает сохранить российскую юрисдикцию и воспользоваться льготой. Из-за этого российский IT-экспорт снизится в ближайшие пять лет – с 2016 по 2020 г. включительно – на $7,9 млрд, предупреждают они (в 2014 г. было $6 млрд, считает «Руссофт»), и продолжится отток квалифицированных IT-разработчиков, из-за чего бюджет к 2020 г. недополучит 71,7 млрд руб. налога на доходы физических лиц (НДФЛ). Увеличение же ставки взносов для этих компаний принесет государству, по подсчетам «Руссофта», лишь 13,2 млрд руб. за пять лет. За несколько лет бюджет больше потеряет от сокращения деловой активности IT-индустрии, чем приобретет от повышения ставки, согласен руководитель группы по налоговым льготам Deloitte Василий Марков, участвовавший в дискуссии. Лишь 5% нынешних получателей льготы присутствуют в реестре со своими продуктами, подсчитал он.

В 2014 г. льготами пользовались 2172 российские IT-компании, в которых работало 34,5% персонала всей IT-отрасли страны, отчитывалось Минкомсвязи в мае 2015 г. (более свежих данных нет). Продажа софта принесла им 311,6 млрд руб., а бюджет получил 17,8 млрд руб. в виде НДФЛ. Реестр же в пятницу насчитывал 1189 программ, из них 189 – продукты 1С.

Ставка вдвое ниже

До конца 2017 г. российские IT-компании, аккредитованные в Минкомсвязи, платят взносы по ставке 14% годовых вместо стандартных 30%. Отменяться льгота должна постепенно: в 2018 г. ставка повысится до 21%, в 2019 г. – до 28%, а с 2020 г. – до 30%.

Минфин был вообще против продления льгот. Но «поручение президента правительству, безусловно, надо выполнять», передал  в пятницу замминистра финансов Илья Трунин; если механизм использования реестра для продления льгот не подходит, то надо искать другие.

Вопрос будет обсуждаться 27 июля у советника президента Германа Клименко, знает представитель Института развития интернета Антон Трошин.

Некоторым IT-компаниям мешает пробиться в реестр только то, что интеллектуальная собственность на их продукты зарегистрирована за границей и ради сохранения льготных взносов они могут перевести патенты на российскую компанию, допускает руководитель IT-компании со штатом разработчиков в России. Другие, по его словам, задумываются о том, чтобы добиться номинального внесения в реестр. Когда компания разрабатывает ПО на заказ, права на него принадлежат заказчику, но договор с ним может предусматривать внесение программы в реестр – и тогда IT-компания сохранит льготу, объясняет президент Фонда информационной демократии Илья Массух, возглавляющий одну из подгрупп рабочей группы в администрации президента. Вхождение ПО в реестр означает сохранение интеллектуальной собственности в России, что так же важно для экономики страны, как и налоги с зарплат программистов, которые отчисляют разработчики ПО на заказ, рассуждает он.

Программы EPAM никак не могут попасть в реестр отечественного ПО, ведь компания не выпускает тиражных продуктов, а оказывает услуги по разработке софта на заказ, объясняет замдиректора ее российского офиса Юрий Овчаренко. В России на EPAM работают 2500 программистов, они обслуживают как российских, так и зарубежных клиентов, говорит он. Риск закрытия российских центров разработки пока невелик, но, когда вырастут зарплаты (программистов не хватает) и укрепится рубль, IT-компаниям станет выгоднее развивать их в ближнем зарубежье, предупреждает Овчаренко. А небольшие компании из Москвы, Петербурга и Новосибирска, где зарплаты самые высокие, могут вернуться к выплатам в конвертах.

Сильнее всего возможное повышение взносов ударит по российским заказчикам ПО, так как IT-компании, лишившись льгот, поднимут ставки, ожидает Овчаренко.

У Acronis (разрабатывает системы резервного копирования) права на продукты зарегистрированы на швейцарскую компанию, следует из лицензионного соглашения компании. Страховые льготы Acronis считает существенным подспорьем, говорит его сооснователь Станислав Протасов. Если компания их потеряет, то будет действовать по плану, подробности которого Протасов не раскрывает.

Пользуется льготами и разработчик систем распознавания текста ABBYY. Права на его продукты зарегистрированы в России и почти все ПО уже включено в реестр, говорит замдиректора ABBYY Анна Жаркова. Но и она считает важным, чтобы льготы сохранились в нынешнем виде.

Источник: Ведомости

Нет комментариев

Оставьте ответ