На вопросы портала отвечает заведующий кафедрой государственного управления и политических технологий Государственного университета управления, лауреат Премии Правительства Российской Федерации в области образования, доктор исторических наук, профессор Николай Алексеевич Омельченко


Вопрос: Что Вы можете сказать о востребованности политических профессий и политологического образования сегодня?
Ответ: Не побоюсь показаться банальным, если скажу, что политика и политическая наука справедливо относятся к числу наиболее увлекательных, азартных, интеллектуальных видов деятельности. Отто фон Бисмарку приписывают высказывание: «Если ты не занимаешься политикой, политика займется тобой». Исторические события, свидетелями и участниками которых все мы сегодня являемся, подтверждают непреходящее и все возрастающее значение политики. Люди любого возраста, пола, социального и материального положения по-своему трактуют те или иные политические события. Все мы имеем своё понимание того, что происходит в стране и за её пределами. Все мы пытаемся, основываясь на имеющихся знаниях о политике, понять причины действий общественных деятелей и власть имущих. Иначе говоря, изучаемые политологией явления интересны всем без исключения. Отсюда общая тенденция: политические профессии все более востребованы от года к году, а профессионалы – политики и политологи – все лучше оплачиваются.
В последние годы в контексте проводимых реформ политической системы практическая политология получила «второе дыхание»: в России вернули прямые выборы губернаторов и мэров городов, избирательная система предполагает участие в выборах одномандатников (кстати, на нашей кафедре в качестве кандидатов в депутаты в выборах депутатов Госдумы участвуют двое наших коллег – доцент и аспирант), появляются новые политические партии. Все это, как мне кажется, создает спрос на профессиональных политологов. Указанный спрос подкрепляется характером (национальной моделью) государственной политики в нынешней России: все большее значение приобретают всевозможные политические сети, разного рода коммуникации между властью и обществом (не строго иерархические, что было свойственно для политической истории России, а горизонтальные), само взаимодействие между органами власти и структурами гражданского общества и научного (экспертного) сообщества сейчас характеризуется как сотрудничество, совместный поиск решений. А это предполагает необходимость говорить на одном языке и, следовательно, открывает простор для развития GR-технологий. Все вышесказанное формирует перед нами, высшей школой, задачу подготовки политологов-практиков в самых разнообразных сферах: политический менеджмент, консалтинг, политическая журналистика, GR. Чем мы сейчас и занимаемся.
Два года назад, когда мы только готовили прием на политологию в нашем университете, был обнародован рейтинг самых востребованных абитуриентами направлений подготовки. Политология в этом рейтинге занимала четвертую строчку, после международных отношений, востоковедения (что, в общем-то, тоже в значительной степени политология) и теории искусств. Средний балл ЕГЭ у политологов – 81,3. Комментируя рейтинг, «Независимая газета» (11.02.2014) объяснила высокие баллы специальностей-лидеров не только престижностью университетов, но и малым количеством бюджетных мест, отданных под эти специальности. Газета подметила при этом, что те же самые приоритеты для абитуриентов сохраняются и в списке платного приема, правда балл ЕГЭ при этом, соответственно, уменьшается.
В стране, судя по-всему, сегодня трудятся несколько тысяч профессиональных политологов-преподавателей, и несколько тысяч профессиональных политологов-практиков: политические консультанты, политтехнологи, специалисты по связям с органами госвласти и т.д. И те, и другие не всегда имеют дипломы о высшем политологическом образовании. Это довольно приличный по объему рынок труда для гуманитарных профессий. И можно утверждать – достаточно стабильный. Интересны и перспективы эволюции профессии политолога. По прогнозам Агентства стратегических инициатив, в среднесрочной перспективе будут востребованы политологи-коммуникаторы: модераторы площадок общения с органами госвласти, специалисты по адаптации мигрантов, медиаторы социальных конфликтов и т.п.
Политологии как специальности в системе высшего образования в нашей стране чуть больше четверти века. Однако национальная научная школа политологов еще только складывается. Россия нуждается не только в национализации элиты, но и в национализации политологического сообщества. В этом направлении многое делают Российское общество политологов и Российская ассоциация политической науки. Кстати, на сайте РАПН размещены материалы очень интересной дискуссии о профессионализме в политике и политической науке.
Считаю нужным сказать вот еще о чем. Востребовано не только политологическое образование как специальность (направление подготовки), но и как дисциплина гуманитарного цикла в учебных планах ряда специальностей (направлений подготовки), таких как юриспруденция, менеджмент, государственное и муниципальное управление, социология и ряд других. Профессиональная подготовка таких специалистов будет – и сейчас уже является – ущербной без возможности качественного изучения основ политической науки и ее важнейших прикладных аспектов. Разве топ-менеджер компании или практикующий юрист не нуждаются в компетенциях, основанных на знании теоретической и прикладной политологии? Нельзя этот вопрос оставлять только на усмотрение вузов, где доминирование выпускающих кафедр практически исключает выделение необходимого количества аудиторных часов на формирование у студентов этих архиважных компетенций.
Вопрос: Какие, на Ваш взгляд, факторы определяют сегодня актуализацию политической науки и какими в этой связи новыми знаниями и навыками должен обладать современный выпускник, готовящийся стать профессиональным политологом?
Ответ: Можно привести множество факторов, определяющих возрастание роли политической науки в современных условиях. Прежде всего, это глобализация общественных процессов и связанная с этим скорость принятия политических решений. Изменения в современном обществе постоянны, причем, с большой скоростью стали меняться даже базовые моральные устои, которые всегда считались наиболее устойчивыми. Совершенно очевидно, что привычный цикл политических процессов (любых, от выборов до принятия законов) уже не успевает за течением жизни. Возникает ощущение, что большинство принимаемых сегодня решений должны были быть приняты вчера. И так происходит на всех уровнях государственной власти и управления во всех странах. Претензий к бюрократической организации и процессам накопилось критически много и у населения, и у политических элит.
Именно поэтому, на мой взгляд, выработка новых механизмов управления обществом становится сегодня одной из важных задач современной политической науки. Некоторый аналог ERP-систем возможен и даже необходим сегодня и в области политического управления. Ученые реально над этим работают. Информационные системы могут взять на себя расчет последствий принятия тех или иных решений, во многом снизив влияние субъективного человеческого фактора. Это, конечно, может многих пугать, но современные информационные технологии, повышающие эффективность принятия решений в бизнесе и их скорость, могут послужить и в области государственной политики и управления.
Отвечая на вторую часть вопроса, замечу, что современный политолог, безусловно, должен владеть синтезированными знаниями, быть разносторонне образованным.
Современный политолог – не только теоретик, он все дальше уходит от философии политики. Сегодня это аналитик, использующий информационные технологии, работающий с Big Data, не меньше экономиста. Практикой востребованы все больше прикладные политологи, работающие на стыке с другими отраслями: специалисты по избирательным технологиям, по связям с государством (Government Ralations), по управлению изменениями в государственной сфере, по управлению эффективностью, по оценкам (например, регулирующего воздействия) и прогнозам (политический анализ, анализ рисков и др.).
А отсюда возникают новые компетентностные требования к политологам: системное мышление, владение информационными технологиями, умение работать в команде, работа в условиях неопределенности. Системное мышление – важнейшая мировоззренческая позиция, которой мы на своей кафедре обучаем студентов. Современный специалист (в любой области, не только в политологии) должен учиться даже не регулярно, а ПОСТОЯННО, ежедневно. Только умение видеть взаимосвязи и постоянно саморазвитие приводят к значительным прорывам и успехам. На базе нашей кафедры многие годы развивается школа системного государственного управления. Убеждены, что это направление перспективно. Многие наши коллеги (из других научных школ) ищут иные пути (кластеры, динамику и проч.), но, на наш взгляд, все это укладывается в системную модель, альтернативы которой пока нет. Именно здесь мы надеемся нащупать тот вектор пересмотра системы общественного управления.
На кафедре мы применяем современные информационные технологии: дистанционное обучение, электронные курсы, мобильное обучение, виртуальные проекты, чтобы наши выпускники владели этим инструментарием и могли с легкостью применять эти технологии в своей работе. Заседания заменяются видео-конференциями и вебинарами, обсуждение проблемы сводится к построению интеллект-карты и т.д. Это уже не будущее, этот инструментарий используется, но пока отдельными энтузиастами. Наша же задача – сделать эти технологии — рабочими инструментами наших выпускников — будущих политологов и специалистов по государственному управлению.

Нет комментариев

Оставьте ответ