О том, что смена руководства внутриполитического блока Кремля привела к фактическому замораживанию его отношений с Госдумой, «Ведомостям» рассказали несколько думских оппозиционеров.

У оппозиционных фракций сейчас нет никакого контакта с администрацией президента, говорит Игорь Лебедев (ЛДПР): «Я вам так скажу: ни у кого из парламентских партий сейчас нет диалога». В регионах уже начались предвыборные перегибы и проблемы с губернаторами, но партии даже не знают, к кому идти, признается зампред фракции «Справедливая Россия» Александр Бурков: при прежней администрации всегда можно было поговорить с начальником управления внутренней политики (УВП) Татьяной Вороновой, которая улаживала конфликты по политической части (теперь возглавляет аппарат Госдумы. – «Ведомости»), за законопроектную работу отвечал замначальника УВП Радий Хабиров (ныне глава подмосковного Красногорска), за работу со СМИ – Тимур Прокопенко. Сейчас же, насколько известно Буркову, в администрацию очень редко зовут даже лидеров фракций. Зампред фракции КПРФ Дмитрий Новиков отказался комментировать эту тему. У ЛДПР и эсеров «более административные» отношения с Кремлем, поясняет человек, близкий к руководству КПРФ: «Но общения с УВП действительно стало меньше. На нас это особо не сказывается, так как оно было ранее более объемным не по инициативе КПРФ».

Фракции сейчас почти не взаимодействуют с администрацией президента, в том числе потому, что там отсутствует профильный замначальника УВП, поясняет собеседник, близкий к руководству Госдумы. Пост кремлевского куратора Федерального собрания пустует с декабря 2016 г. (см. врез). Собеседник в администрации президента заявил «Ведомостям», что удивлен жалобами депутатов на замораживание отношений: по его словам, взаимодействие продолжается в обычном ежедневном режиме.

Пока у администрации не возникло четкого месседжа относительно места в строю для парламентских партий, считает политолог Михаил Виноградов. По его мнению, сказывается стереотип, что они были в последние годы имитационным институтом, а потому их значимость переоценена. А привыкшие к востребованности партии нервничают и тестируют ситуацию, говорит эксперт: эсеры – через тему единого кандидата на губернаторских выборах, ЛДПР – через демарш с уходом с пленарного заседания, КПРФ – через демонстрацию возможного дрейфа в антимедведевский лагерь.

В период между парламентскими выборами есть четыре сферы, где возможно плотное взаимодействие между администрацией президента и парламентом: региональные выборы, законотворчество, «удержание руки на пульсе социальных протестных настроений» и кадровая работа, говорит политолог Александр Пожалов. По его словам, внутриполитический блок администрации действует проектно, но в проекте «выборы президента – 2018 с результатом 70/70» (70% явки и 70% за Владимира Путина. – «Ведомости») пока нет явного места для оппозиционных партий, а основное внимание уделяется технологическим мерам по повышению явки и смене региональных элит под предлогом того, что недовольство губернатором может привести к нежеланию прийти на выборы. Поэтому актуальным для Кремля является только один компонент из четырех – работа с социальным протестом в регионах, где нарастают протестные настроения и акции, связанные с платежами за ЖКХ, задержками зарплат и отменой ряда льгот, говорит Пожалов. И «услуги» парламентской оппозиции в купировании этого протеста могут быть востребованы – например, для перенаправления недовольства на тех губернаторов, которых Кремль хотел бы досрочно заменить, резюмирует эксперт.

Источник: vedomosti.ru

Нет комментариев

Оставьте ответ