Предлагаем Вашему вниманию интервью с политическим советником, генеральным директором коммуникационного агентства «Маркелов Групп» Сергеем Маркеловым.

GRN: Добрый день, Сергей Николаевич. Фактически мы уже находимся в предвыборном цикле. Какой, по Вашему мнению, это накладывает отпечаток на взаимодействия бизнеса и власти?

С.М.: Для ответа на ваш вопрос требуется короткая логическая предыстория. Сегодня, время, когда все, что было раньше, обновляется на уровне концептов.

Если мы возьмем отношения бизнеса и государства, то увидим, что страна уже находятся в социальном гипнозе в ожидании выборов президента в марте 2018. Казалось бы, главная интрига этих выборов ключевой кандидат понятна. Но русский мозг плохо работает с будущим. С точки зрения менталитета наш мозг боится будущего. Это наша культурная особенность. Мы сами придумывает сложности из-за сложности русского языка, одного из самых сложных языков в мире.

Отсюда ваш вопрос — какие отпечатки на взаимодействие бизнеса и власти наложит новый политический цикл?

Первое, что я хочу отметить, это тревога, связанная с изменением отношений. Они находятся в рамках постоянных изменений регламентов, а тут еще предвыборная кампания. Более того, помним один из недавних сигналов – возрастание роли бизнеса, госкорпораций, ГЧП.

Бизнес очень долгое время, отчасти благодаря президенту культивировал историю, что бизнес зарабатывает деньги, а политики занимаются управлением страной. Но все должны были понять, что после 2012 года этот общественный договор изменил редакцию. Сегодня уже недостаточно быть бизнесменом без социальных обременений, необходимо еще создать вокруг себя социальную инфраструктуру.

Что это такое?

Это льготы для работников, корпоративная социальная ответственность. И государство в лице президента такие сигналы постоянно дает. И бизнес создает целые конструкции, целые структуры и корпорации, занимающиеся социальными проектами, от программ поддержки многодетных женщин до курируемых программ летнего отдыха.

Считаю, что это правильно, поскольку невозможно жить в стране где тебе дают зарабатывать деньги и не дают социальных гарантий.

Возвращаясь к Вашему вопросу.

GR-сфера находится на стадии формирования. Старые правила уже не работают. Еще вчера GR-специалисты взаимодействовали с мэрами и губернаторами и лоббировали интересы конкретной фирмы. Но сейчас изменения приняли глобальный характер.

GR становится сложной работой.  Раньше все было просто — отнести документы, найти депутата, который будет лоббировать. Сейчас все сложно, причем на всех этапах.

Если в корпорации возникает какая-то история, то шансы пролоббировать привилегии себе крайне малы. На первый план сейчас выходят отраслевые интересы. Всегда легче отстаивать единообразные принципы вместе. При этом, роль и место одного GR-специалиста снижается.

Раньше хантеры, которые искали GR –специалистов говорили: нам нужен очень сильный джиарщик. Сегодня даже очень сильный джиарщик без связей в отрасли не сможет работать. Работают групповые интересы. Это то, что называется массовка. Теперь даже конкуренты вынуждены договариваться для выработки общей позиции.

GRN: Будет ли весь рынок работать по новым правилам? На каких принципах будет строится GR будущего?

С.М.: Я вам гарантирую, что модель, при которой отдельные руководители госкорпораций и крупных компаний с государственным участием общаются напрямую с главой государства в будущем не будет эффективна.

Приведу конкретный пример. Корпорация стремится выработать концепцию и хочет воспользоваться предвыборным периодом. Но даже для того, чтобы все было легально, необходимо “собрать” отрасль, предложить свой вариант и быть уверенным в том, что коллеги тебя поддержат.

Думаю, что в период президентской кампании корпорации будут активно участвовать в привлечении электората, так как пенсионеров мало, а наиболее трудоспособные граждане от восемнадцати до сорока пяти лет редко ходят на выборы. И вот как раз крупному бизнесу был задан вопрос: если ваши работники довольны, то почему они не ходят на выборы?

Политики возвращаются к бизнесменам. Вот это будет. Но это не значит, что возможности корпораций по расширению своих интересов расширятся. Не ждите этого.

GRN: В 2016 году было создано несколько новых площадок, в частности, совет по приоритетному и стратегическому развитию,  и в рамках  этой модели была запущена реформа контрольно-надзорной  деятельности. Насколько они могут быть эффективны в современных условиях?

С.М.: Считаю, что бизнес должен заходить в эти советы любыми путями, и быть активными, слушать, что говорит Президент.

Как сделать такие площадки эффективными? Ребята, собирайтесь, описывайте специфику и давайте для власти новую матрицу взаимодействия с Вами. Существует парадокс- малая часть предпринимателей реально хотят что-то делать в этой системе.

Малый бизнес в значительной степени вообще бежит от власти. Мелкие предприниматели самые недовольные и самые не джиаровские. В то же время, крупный и средний бизнес понимает, что без взаимодействия с властью ничего не сделать.

Вывод: если вы как предприниматель не понимаете политику государственного регулирования, то это ваше вина, а не вина государства. Не убегай, а иди к чиновникам и объясняй: ваша регулировка неэффективна, она снижает производительность.

Бизнес любого уровня должен выделять хотя бы минимальное время на GR. Не важно, кто вы, но чем раньше вы поймете, что джиаровская функция очень важна для владельца, тем лучше. Мне как эксперту, хотелось бы отметить, что сегодня простому бизнесмену не хватает джиаровских компетенций. Это корпорации нанимают директора по связям с госорганами, понимают, что нужно носить бумажки в Совет Федерации, Государственную Думу, Правительство.

Я бы на месте GR-сообщества выступил с инициативой формирования прикладных GR-компетенций. Сегодня они нулевые. Когда мы говорим о GR, лоббизме, у нас перед глазами возникает огромный бизнес, хочется сказать: «Газпром» или «Роснефть», но это далеко не весь бизнес России.

Бизнес — это также множество мелких компаний. Вот, представьте владельца кафе, если ему сказать: «Ты знаешь, тебе нужно заниматься GR». — А зачем? С подрядчиками и арендаторами договорился, сделал сайт и кормит людей. И где, казалось бы, мой джиар?». Но, оказывается, что владельцы кафе в Москве имеют три-четыре базовые проблемы. Их решение требует джиар-активности. Владельцы кафе не выступают с инициативами. За них это делают владельцы холдингов (сто заведений и больше).

Даже если ты придумал стартап, спланируй пять процентов времени на GR и лоббизм. Перефразирую известную пословицу: если ты не начнешь думать о GR, GR начнет думать о тебе. Потом ты станешь думать: а почему рестораны холдинга заняли лучшие места, а ты арендуешь подвал? А почему бы не выступить с инициативой – Мэрия Москвы выделяет арендные площади в равных долях как крупным, так и мелким компаниям. Это уже лоббизм, живая работа.

Российский массовый рынок в GR полностью не компетентен. Ребята, вы спите, а GR висит над Вами. Конечно, есть так называемая «Большая четверка», но малый бизнес не может представить свои интересы в ассоциациях. Если средний бизнесмен зайдет на сайт РСПП, то он там себя не найдет. РСПП создано, но оно не лоббирует массовку.

Могу официально заявить — сегодня эффективна только самостоятельная активность на любом уровне. Бизнес-объединения созданы для корпораций, но не они определяют рынок. Вот, например, существует компания-гигант Эвалар, который занимает около тридцати процентов рынка. Но если мы с вами зайдем в аптеку, то увидим, что большая часть товаров – это продукция маленьких компаний.

Маленькие компания сталкиваются со многими проблемами, но объединяться не хотят. Огромное количество предпринимателей путает лоббизм и политику. Они боятся, что их стремление защитить свои интересы будет расценено, как занятие политической деятельностью.

В такой позиции заложен один концепт — выживаешь всегда один. Понимаете, что происходит- малый бизнес, живет с мыслью, что его бизнес никому кроме него не нужен. Это первый дефект бизнес мышления- командой ничего не решить, группой ничего не решить. Это ошибочно.

Концептуальная они не могут понять, что даже на уровне госкорпораций решает не «Роснефть», и не Сечин, а определенная группа крупных предприятий отстаивающая не только свои, но и отраслевые интересы. Также считаю, что нужна перезагрузка существующих организаций, входящих в «Большую четверку».

GRN: Зачем?

С.М.: С момента их создания принципы работы не изменились.

В последние годы мир стал сложнее. Повторюсь, сейчас период создания правил. Раньше для того, чтобы коммуницировать в бизнесе достаточно было знать книгу Дейла Карнеги. А сейчас появляется до 10 новых концептов в день. Это ли не доказательства, что правил нет?

Большая четверка не меняется. Сегодня как воздух нужна перезагрузка всех лоббистских правил. Консервативность рынка налицо. Некоторые уже перезагружаются, но это происходит лишь там, где есть интерес. Нет системной, грамотной работы по отстаиванию интересов малого бизнеса, не говорю уже про стартапы.

Система нуждается в перезагрузке. А чего не хватает людям? Людям не хватает желания меняться. Они думают, что рынок исчерпывается лоббизмом «Газпрома», «Роснефти» и «Новатэка». Такой уровень мышления —  тормоз для развития GR.

GRN: Как считают многие эксперты, наступает период поколенческой смены элит. Сейчас мы наблюдаем этот процесс на региональном уровне. Назначаются молодые управленцы с опытом работы на госслужбе и в бизнесе. Какое ваше отношение к этому процессу?

С.М.: Назначение этих людей руководителями регионов часть эксперимента. Спасибо президенту за то, что он пришел к выводу, что такие эксперименты нужны. Сейчас никто не знает, чем они закончатся. Для назначенцев это здорово с точки зрения получения нового опыта.

Одним из нюансов можно назвать приход ребят с чисто экономических постов на “размытые” губернаторские должности.

Как известно, позиция губернатора мультифункциональна, в то время как они получили опыт только в двух сферах: экономической или бюрократической. Человек заходи туда, где больше правил и ответственности.

Какие варианты могут быть?

Они справятся, будут учиться быстро принимать решения. Или включат “режим защиты” и не будет видеть широты полномочий. Сейчас, я вижу, что большинство идет в сторону технократизма. Они, в основном, пренебрегают правилами губернатора, идут со своей командой, пытаются “разрулировать” ситуации с точки зрения имеющегося опыта. Думаю, что это ограничение.

Что мы имеем?

Человек пришел в политику на политико-экономическую должность, но техника принятия решений экономическая. Отсюда вывод – они столкнутся с новыми вызовами. Они либо учтут это, либо будут проигрывать.

Как относиться к этому? Как к учебе.

В какой-то момент я поймал себя на мысли: может быть, этот социальный эксперимент новая крайность. Их предшественники заменили “красных директоров”, сидевших еще с советских времен. Они были политиками и были осторожны. Сейчас мы видим эксперимент — не надо заниматься политикой, а если и заниматься, то делать это, используя экономические методы.

Начинается не очень корректная реакция на этот подход и их начинают не понимать. Вот, например, молодые депутаты спорили о муниципальном фильтре. Один предлагал убрать, а другой оставить. Это свидетельствует об элементах негибкости, которые им свойственны.

В экономической сфере на мифы приходится 20 процентов информации, а в политике, наоборот. Как эти ребята со своим предметным экономическим мышлением будут “разруливать” ситуации пока не ясно.

Они жесткие и прямые. Возможно, кто-то из них “сломает” систему, применяя менеджерский подход. Но существует грубая политика и где-то их будут переигрывать. Возможно, кто-то из них сделает политическую карьеру, но боюсь, что “жесткое легче ломается”.

Можно будет посмотреть, как они выйдут из этой ситуации, что их спасает: их молодость и их готовность бороться с вызовами. На сколько это полезно- посмотрим. Это здорово и заставляет что-то работать по другому.

Нет комментариев

Оставьте ответ