Несмотря на общие сложности в экономике, в России бурно растет сектор негосударственного дополнительного образования. Дети идут в кружки робототехники, осваивают иностранные языки, взрослые переучиваются на другие профессии, осваивают азы живописи — тысячи возможностей открываются на рынке частных образовательных услуг. Многие из них были представлены на форуме «Негосударственное дополнительное образование» в Москве. Корреспондент портала «Новый бизнес: социальное предпринимательство» Ира Форд пообщалась с одним из организаторов этого мероприятия, создателем легендарного профориентационного проекта «Булки не растут на деревьях», экспертом в области дополнительного образования Марией Ивановой. Та рассказала журналистке о самых заметных проектах дополнительного образования в России, о том, насколько совместимы они с государственными программами и куда движется этот рынок.

Мария, расскажите про самые интересные и перспективные российские бизнес-проекты в сфере дополнительного образования.

— Одна из ключевых дискуссий на форуме была посвящена масштабированию образовательных проектов, многие из которых заслуживают особого внимания.

Особо хочу отметить федеральную сеть образовательных центров «Юниум», которую представлял исполнительный директор Василий Сикорский. Сеть работает с 1991 года как частный центр дополнительного образования и сейчас насчитывает 47 учебных центров по всей России. Сикорский (он начинал когда-то обычным учителем) рассказывал, как они открывали новые филиалы. У них была команда из двух человек: один отвечал за все, что связано с продажами, второй — за программы: набирал преподавателей и создавал инфраструктуру. Рост «Юниума» — это показательная история: как небольшой частный образовательный центр, последовательно заботясь о качестве программ, может вырасти в обширную федеральную сеть.

Другой пример успеха — франшиза «Лиги роботов», которая активно шагает по стране. У них уже сто открытых точек в России. Они стремительно развиваются. Фактически под существующие каналы продаж создают учебные продукты. При этом «Лига» активно влилась в государственный тренд поддержки робототехники, виджетов, технологизации. Такой стремительный рост: «Смотрите, мы большие, классные, захватываем Россию» — тоже способ. Правда, он не всем нравится — а особенно не нравится тем, кто вырос из традиционного образования и очень заботится о качестве программы и методической значимости. Другая крайность — перекос в сторону качества продукта, желание создать что-то идеальное, забывая о продажах. Для бизнеса это тоже плохо. Поэтому активные продажи и рост «Лиги роботов» в этом смысле вызывают уважение.

Можно также помянуть «Смарт Курс». Эта компания занимается профориентацией подростков. Для масштабирования бизнеса они используют другой принцип: создают продукт, который обучает самих преподавателей. Специалисты из регионов обучаются методикам, по которым в «Смарт Курсе» ведутся программы, и либо открывают свои центры, либо начинают вести эти программы в уже существующих центрах.

— В двух из трех приведенных вами примеров предприниматели делают акцент на профориентации. Это сегодняшний тренд? С чем это связано?

— Да. И, на мой взгляд, это происходит потому, что сейчас меняется отношение людей к работе от: «я пришел, что-то сделал, отработал, ушел, получил зарплату» к тому, что сам человек, точнее совокупность его знаний, навыков, умений и мотивации, является неким продуктом. Люди становятся более свободными, лучше осознают, кто они, чего хотят. От этого меняются подходы к работе, система мотивации, структура компаний. И в нынешний переходный период — между тем, что мы мыслим в старой индустриальной парадигме («нужно, чтобы ребенок закончил вуз, нашел работу»), и новой парадигмой («ребенок обладает определенными навыками, их можно развивать и «прокачивать» с самого детства») — профориентационные продукты особенно актуальны.

— Есть ли сегодня профориентационные проекты, работающие не только в столицах или отдельных регионах, а в масштабе всей страны?

— Пока, увы, нет. На рынке еще не появились «взрывные» профориентационные кейсы федерального уровня. Но интересно вот что: идеи профориентации как живого знакомства с профессией и теми, кто ей занимается, проникают в самые, казалось бы, закрытые структуры. Приятно удивил совместный кейс компании «Проект PRO» и Федеральной антимонопольной службы. Чтобы познакомить детей с работой этого ведомства, они не только экскурсии для детей проводят, но и различные квесты и другие интерактивные мероприятия. У меня такой подход вызывает огромное уважение.

— Можно ли отнести негосударственное образование к социальному предпринимательству?

— Многие предприниматели, работающие в частном образовании, не считают свой бизнес социальным предпринимательством. Оно окутано для них мифом, будто это непременно бизнес с низкой маржой. Но для меня частное образование практически равно социальному предпринимательству. Да, этот бизнес далеко не всегда работает с незащищенными группами населения, но он решает важнейшую социальную задачу — повышает качество жизни людей. А в нашем обществе очень высок запрос на повышение качества жизни: 95% населения получают низкую зарплату, не видят путей получения более востребованной профессии, не владеют основами финансовой грамотности, берут непомерные кредитные обязательства.

— Получается, что если мы попробуем сформулировать, на что в первую очередь направлены частные образовательные проекты, то это будет что-то про «развитие навыков, которые позволяют повысить качество жизни»?

— Да. Кроме того, частное образование связано с актуализацией ценностей в обществе, таких как личное и профессиональное развитие, самореализация, созидание, ответственность. Люди начинают воспринимать работу не как тяжкую повинность (надо заработать денег и выплатить кредит), а как часть самореализации, создания чего-то ценного в обществе.

— Негосударственное дополнительное образование стало одним из ведущих образовательных направлений в стране. Почему?

— Во-первых, само государство делает ставку на дополнительное образование. В концепции дополнительного образования, которая была принята в 2014 году, прописано, что это — экспериментальная площадка, на которой рождается то новое, что потом можно применять в государственном секторе образования. Инновационность заложена в сути дополнительного образования — в отличие от школ и академических структур оно не зарегулировано.

Во-вторых, дополнительное образование — это мощный тренд во всем мире. На форуме прозвучала мысль, что необходимо создать постоянно действующую российскую коммуникационную площадку, на которой можно было бы собирать экспертов образовательного рынка — людей, у которых уже что-то получилось и которые готовы были бы делиться информацией. Отечественному допобразованию необходимо создавать тесно спаянное профессиональное сообщество — для того, чтобы быстрее передавать лучший опыт, создавать прочные партнерские отношения и развивать рынок в целом. Кроме того, такая площадка была бы полезна для трансляции информации в регионы, где ощущается недостаток специалистов и опыта.

В-третьих, еще одним свидетельством роста рынка дополнительного образования является тот факт, что появляются инвесторы, готовые вкладывать деньги в частное образование. Они пришли не на год и не на два, а основательно. Это и Александр Рудик, и Сергей Солонин, и другие.

— Рынок негосударственного дополнительного образования будет расти. Что нужно, чтобы это не вошло в конфликт с развитием основного образования, а принесло бы лишь пользу?

— На мой взгляд, две принципиальные вещи: чтобы те, кто с энтузиазмом начал делать свое дело, росли в своем профессионализме, учились, развивались и не сдавались и чтобы решения, которые появляются в законодательном поле, не снижали скорость внедрения инноваций.

Подробнее: http://www.nb-forum.ru/interesting/experts/forum-neg-obr-2017.html#ixzz4ijVj2iE0

Нет комментариев

Оставьте ответ