«Спасать еду»! Еще несколько лет назад это выражение звучало бы, мягко говоря, странно. Сегодня оно на слуху у «продвинутых пользователей» планеты Земля и ее ресурсов. Спасать еду модно. Спасатели называются фудсейверами (от английского food saving — «сохраняя пищу»), они создают кафе и магазины, мобильные приложения, объединяются в движение фудшеринга (от английского food sharing — «поделиться едой»). О том, как это выглядит в разных странах мира, читайте ниже.

Для начала — несколько цифр. Третья часть всех продуктов питания (1,6 млрд тонн в год), производимых в мире, пропадает и выбрасывается. Для того чтобы вырастить эту еду, используется более четверти всей пахотной земли на планете, чтобы полить — столько воды, сколько протекает за год через Волгу. Подавляющая часть этих продуктов просто пропадает — гниет, выделяя в огромных количествах углекислый газ и метан. Ничтожная часть идет на удобрение. То, что удается спасти фудсейверам, составляет незаметные для статистики крохи. Для одних главное — нести идею разумного потребления в массы, для других — накормить голодных, а третьим удается при этом даже извлекать из спасения еды доход.

Германия: бесплатно и четко

Семь лет назад Валентин Турн снимал фильм с малоаппетитным названием «Вкус отходов» (Taste The Waste). Проблема несправедливого обращения с едой так захватила режиссера, что он создал сайт, где люди могли делиться друг с другом продуктами.

Пять лет назад Рафаэль Фельмер начал эксперимент под названием «Пять лет без денег». Опыт удался, и он создал сайт, где соединял желающих получить продукты с супермаркетами, ресторанами и т.д.

Когда оба проекта объединились, появилась мощная интернет-платформа Foodsharing.de для перераспределения излишков еды. Сегодня она действует в Германии, Австрии и Швейцарии, ее копия — в России. В движении принимают участие 7 тысяч волонтеров и тысяча предприятий.

Великой поклонницей и пропагандисткой этого ресурса является Яна Франк, более известная как блогер miu-mau. В своем «Живом журнале» она подробно описывает принципы действия фудшеринга: «Есть сервер, куда может записаться каждый. Надо прочитать кучу правил, а потом заполнить анкету. Потом, став фудсейвером, человек записывается в группы. Каждая группа — это коллектив, обслуживающий один магазин. Есть план месяца, и каждый записывается на свободное число. Все приходят пунктуально, с точностью до пяти минут. Некоторые ходят в один магазин раз в месяц. А есть особо увлеченные, которые куда-то бегают по 3 раза в день».

Продавать продукты запрещено, необходимо их распространить — сколько бы ни дали. Каждый фудсейвер должен лично попробовать продукты, которые необходимо отметить, — зачастую они бывают и просроченными. Риск отравиться, конечно, невелик, к тому же истинный спасатель обязан быть смелым, ведь действует он не из скупости, а ради идеи. Основная миссия проекта — экологическая. Впрочем, подавляющее большинство продуктов (80–90%) — отменного качества. Это еда с гостиничных шведских столов, с витрин ресторанов и кафе, из пекарен, овощных магазинов, где качество определяют на глазок.

Дания: не брезгует даже принцесса

Дания является мировым лидером по внедрению всевозможных проектов, сокращающих количество пищевых отходов. Приятно, что у многих из них… русские корни. В 2008 году уроженка Москвы Селина Джул основала в Дании движение Stop Spild Af Mad («Прекратите выбрасывать еду!»). Когда она приехала учиться на родину предков, ее поразило не столько само продуктовое изобилие, сколько количество хорошей еды, отправлявшейся на помойку. Девушка выступала, писала, обращалась к людям через интернет и телевидение. Наконец, к ней самой обратились владельцы сетей супермаркетов и попросили разработать для них способы сохранения еды.

По статистике, за последние годы количество пищевого мусора сократилось в Дании на четверть. В стране действует мобильное приложение Too Good To Go. Любой желающий может за символическую плату заказать в кафе или ресторане хорошую, но обреченную на помойку еду. В прошлом году в пригороде Копенгагена открылся первый (сейчас их два) магазин WeFood, где продают по изрядно (на 30–50%) сниженным ценам продукты, от которых отказались другие супермаркеты. Все, что попадает на полки WeFood, совершенно безопасно и пригодно к употреблению. Целевая аудитория магазина — люди, радеющие об экологии, а на его торжественном открытии присутствовали сливки общества — принцесса Мария и министр экологии.

США: плоды-уродцы тоже хотят быть съеденными

Не всегда подобные инициативы вызывают восторг местных сообществ. В 2015 году в беднейшем районе Бостона был открыт «магазин остатков», что вызвало активный протест населения. «Богатые хотят скормить нам то, что сами есть не будут!» – возмущались бедные, но гордые люди. Между тем количество выбрасываемой в США еды составляет гигантские 65 млн тонн в год, половина урожая вовсе не добирается до покупателей: некрасивые овощи и фрукты отбраковываются на корню. Экоактивисты бьют тревогу и пытаются что-то с этим делать.

Шеф-повар Дэн Барбер, например, и открыл в Нью-Йорке ресторан WastED, в котором все блюда готовятся исключительно из плодов-уродцев, а также из обрезков и очистков — например, из «попок» огурцов. Он уже разработал с помощью именитых коллег целую книгу рецептов именно из таких продуктов.

Чикагская фирма Zero Percent соединяет 100 ресторанов, кафе и супермаркетов с 250 НКО, которые занимаются помощью бездомным. Одним не нужно выбрасывать продукты на помойку, а другим — ломать голову над тем, где их взять. Компьютерная программа умеет предсказывать тенденции на рынке ненужных продуктов и потребности помогающих организаций. За два с половиной года Zero Percent перераспределила почти 165 тонн еды.

Великобритания: всех накормит мистер Смит

В Соединенном Королевстве действует масштабный проект Real Junk Food. Он представляет собой целую сеть магазинов — складов «ненужной» еды, а также кафе и ресторанов (в одном Лидсе, где появился первый магазин, их уже 30 штук), где посетители платят столько, сколько считают нужным. Создатель проекта Адам Смит не эколог, он — повар, его главная задача — накормить как можно большее количество голодных людей, а не спасти планету. Если у посетителя нет денег, он может поработать на кафе. Кафе Real Junk Food открываются в Австралии, Франции, Германии, Израиле, США. Спасенную еду доставляют также в школы, расположенные в бедных районах. Детям выдают на завтрак свежие овощи и фрукты, раз в неделю устраивают так называемые «фуд-бутики» для их семей — с играми, караоке, ломящимися от яств столами и ящиком для пожертвований: кормить бедняков бесплатно значит унижать их.

Франция: еду — в помойку, сам — в тюрьму

Во Франции с 2015 года действует закон, который под угрозой внушительного штрафа или двухлетнего тюремного заключения обязывает крупные супермаркеты отдавать продукты благотворительным организациям. Здесь на упаковке вы найдете не две, как обычно, а целых три даты: срок изготовления, срок реализации и срок годности продукта. Принятию закона предшествовала массовая кампания в прессе, рассказывающая о том, сколь огромное количество людей — бездомных, безработных, бедных студентов — роются в мусорных баках в поисках еды, которую выбросили туда магазины. Некоторые считают принятый закон не эффективной мерой, а, напротив, «опасной и фальшивой». Так просто проблему перепроизводства не решить. И начинать надо с сознания людей, а не с запретительных мер.

Россия: вдохновленные miu-mau

Российский фудшеринг до недавнего времени представлял собой некоторое количество разрозненных инициатив — групп в социальных сетях, где пользователи обмениваются едой, отдают ненужную или просят нужную.

Но летом 2015 года несколько активистов из Москвы и Петербурга, вдохновленные блогом miu-mau, с которого мы начали свой рассказ, решили объединиться и перенести немецкий опыт на отечественную почву. Сегодня в России существует движение фудшеринга, представляющее собой практически точную копию немецкого.

Для начала москвичка Анна Успенская создала группу «ВКонтакте» и стала искать поставщиков продуктов. После работы сама обходила магазины, кафе и рестораны. «Отказов не слышала ни разу, – рассказывает Анна, – на самом деле, никто не хочет выбрасывать остатки, все с удовольствием их отдадут. Только, с одной стороны, людям самим не хочется с этим возиться, а с другой — существует некоторые бюрократические препоны. Законодательство вроде и не запрещает отдавать продукты с истекающим сроком годности, но и не разрешает». Поэтому названия фирм-поставщиков Успенская не афиширует. Больше всего среди них пекарен и кафе-кулинарий. В последнее время организации находят фудсейверов сами и предлагают прийти, к примеру, на праздник, после которого явно останутся горы продуктов. Однажды, например, пришлось спасать гигантский греческий салат.

Волонтеров-фудсейверов объединяет сайт foodsharingrussia.ru. Действует организация по тем же принципам, что и ее немецкий старший брат. С созданием сайта проблем не возникло: все трое московских организаторов проекта — по профессии так или иначе связаны со сферой IT.

Куда идут продукты? «Чаще всего волонтеры предпочитают раздать продукты пенсионерам в своем подъезде, – говорит Анна, – или многодетным семьям». По ее словам, постоянного сотрудничества с помогающими организациями у движения пока нет. Со временем на сайте будет открыта регистрация и для них, и просто для нуждающихся. На вопрос, входит ли в планы на будущее монетизация проекта, она отвечает отрицательно: «Если такой шаг станет нужен для развития проекта, мы подумаем над этим. Но пока фудшеринг успешно развивается и без перехода на бизнес-модели. Главное для нас — спасение еды самым эффективным и удобным способом, распространение информации и повышение сознательности людей».

Подробнее: http://www.nb-forum.ru/interesting/stories/spasti-i-podelitsya.html#ixzz4ijTfwEjd

Нет комментариев

Оставьте ответ