Президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ» — о повторяющихся вопросах бизнеса к чиновникам, открещивании от политики при необходимости ею заниматься, а также своём видении стратегии развития Челябинска.

— Александр Сергеевич, в субботу по инициативе «Опоры» в парке имени Гагарина появилась скульптура «Монета удачи». Церемония открытия прошла в рамках празднования «Дня предпринимательства». Но есть ли еще какой-то смысл? Это некое «спасибо» за нормальный бизнес-климат в Челябинске или попытка обратить внимание властей на проблемы предпринимателей? Всё-таки неслучайно, как мне кажется, вместе с вами и с лидером регионального отделения «Опоры» Артёмом Артемьевым ленточку перерезал ещё и глава Челябинска Евгений Тефтелев.

— Это дар не властям, а горожанам, ведь деньги занимают большое место в жизни людей. К ним можно по-разному относиться, но это точно эквивалент качества жизни, о них нужно думать, их нужно зарабатывать. А предприниматели зарабатывают не только себе, но и тем людям, которые работают у них на предприятиях. Ещё свою «дольку» берёт государство, регионы и муниципалитеты — в виде налогов.

«Дольку» или «долищу»?

— По-разному бывает. Предпринимателю нужно быть финансово грамотным, чтобы соизмерять: сколько ты получаешь, тратишь. Вот у нас в арт-объекте и выразилась аллегория «Рубль», который может покатиться вверх или вниз. Так что весь «цимес» только в этом. Ну и, я думаю, у населения он будет пользоваться спросом: рядом будут фотографироваться, делать селфи и так далее.

— Не так давно моя мама — директор аудиторской конторы — рассказала про инцидент с налоговиками. Женщина интеллигентная, но тут просто прорвало. Одному из её клиентов, несмотря на переплату по налогам, насчитали некую пеню в 98 копеек. И на этом основании (!!!) полностью заблокировали счёт! Когда она стала звонить в налоговые органы, чтобы выяснить ситуацию, долгое время динамили, бросали трубки, перенаправляли от специалиста к специалисту, а потом просто стали причитать о своей нелёгкой жизни. Но счёт при этом так и не разблокировали, даже несмотря на фактическую ошибку. Я к чему: государство в силу какой-то неповоротливости так себя ведёт, подходит к предпринимателям с формализмом? Почему, несмотря на декларируемую открытость власти по отношению к бизнесу, на деле всё оборачивается с точностью наоборот?

— Сегодня (беседа прошла в субботу — прим. редакции) общался председателем комитета по здравоохранению и социальной политике ЧРО «ОПОРА РОССИИ» Алексеем Лариным. Он ведёт медицинское направление и говорит, что если оглядываться на год назад, то отношения между властью и бизнесом — это «день сурка». Мы постоянно говорим об одном и том же, решаем одни и те же вопросы. Но если обернуться на 5-10 лет назад, то изменения всё-таки видны. То равнодушие от налоговиков, о котором вы рассказываете — это, конечно, проблема для предпринимателей. Это неправильно и возмутительно, и я надеюсь, что всё больше госслужащих рано или поздно начнут понимать ценность того, чтобы бизнес спокойно работал, принося прибыль.

— В том числе ведь те же налоговики и другие бюджетные структуры зарплату получают частично за счёт денег от бизнеса.

— Да, об этом в том числе и СМИ должны чаще говорить. Многое здесь определяет позиция руководства. Я думаю, это интервью должны прочитать все госорганы, чтобы понимать, как правильно нужно вести себя с бизнесом.

Ну и бизнес обязательно должен консолидироваться! Пока предприниматели будут сидеть по углам в своём мирке, жалобы на то, что их не слышат чиновники, не прекратятся. Государство так устроено, оно прислушивается только к таким же системным, как оно само, культурам. У нас в стране почти шесть миллионов малых и средних предприятий, а в общественных организациях состоят всего-то порядка ста тысяч предпринимателей. Остальные решают свои вопросы сами. Но системные проблемы таким образом они не решат. В Германии любое предприятие является членом общественного объединения, и в Турции точно так же. Я не призываю к насильственному объединению, но, как мне кажется, предприниматель помимо своего ведения бизнеса должен держаться за руки с единомышленниками по всей стране.

— Объединение предпринимателей — это в том числе и «ОПОРА РОССИИ». Два года назад в интервью «Челябинскому обзору» вы открещивались от термина «политика». Поменялись ли ваши взгляды за это время?

— Я и тогда, и сейчас говорю, что мы — общественники. Всё-таки «ОПОРА» — прежде всего институт для развития бизнеса. Профессиональное сообщество, в котором политика занимает далеко не лидирующие позиции. Я разделил бы нашу деятельность на четыре составляющие:
1. Дать полезность предпринимателям.
2. Дать им сообщество.
3. Дать качественную информацию, расширить рынки сбыта.
4. В случае каких-то «наездов» или трудных ситуаций реально помочь: данными, контактами, административным ресурсом.

— Наше интервью началось почти на два часа позже запланированного времени, потому что глава города долгое время не покидал мероприятие. Как только он ушёл, мы с вами начали общаться. Так что вы ещё какой политик…

— Никто не живёт отдельно. Треугольник: «бизнес — общество — власть» всё время в движении. И конфигурация постоянно складывается из поворотов того или иного угла. Да, мы обязаны взаимодействовать с властью, но мы видим, что и власть меняется, и общество. К примеру, в нашей стране крайне сильно, даже чрезмерно, осуществляется уголовное преследование в отношении бизнеса. В год возбуждается почти 250 тысяч (!) уголовных дел. Пока в общественном мнении образ российского бизнесмена будет больше негативным, «уголовки» не прекратятся. И этим тоже надо заниматься. Ну, а касаемо вашего комментария про политику: понятно, что чем больше придёт во власть людей, которые либо имеют за спиной предпринимательскую школу, либо так или иначе с этим взаимодействовали, тем больше это скажется лишь положительным образом. В том числе и на обществе.

— Но ведь введение различных систем типа ЕГАИС, онлайн-касс, ужесточение внимания со стороны силовиков тоже же может быть не на пустом месте. Дай предпринимателю волю — вот тебе и серая зарплата, и уклонение от налогов, и так далее. Регуляторика — это, конечно, издержки, но по-вашему, где золотая середина, чтобы и государство своё получало, и бизнес расцветал пышным цветом?

— Динамика разнонаправленная. Но каждый тащит в свою сторону, и если какая-то сторона перегибает, в бездну сваливается всё остальное. Да, государство вводит всё больше регуляторики, административных барьеров. Но по инициативе бизнеса было внедрено и много чего положительного.

По налогам — порог «упрощёнки» поднят более чем в два раза. Если раньше такая модель применялась к бизнесу с оборотом до 60 миллионов рублей, теперь — до 150. Были введены по всей стране, в том числе и в Челябинской области, налоговые каникулы. Заморожена ставка по единому налогу на вменённый доход. Кроме того, регион готов делиться с муниципалитетами налогами по упрощённой системе налогообложения, и я знаю, что в этом году Челябинская область 50 процентов передала городам и районам.

Третий год действует президентский закон о плановых проверках. Параллельно главой государства введён специальный регламент, что во время выявленных нарушениях при первой проверке будет только предупреждение. Эту инициативу «продвинули во власть» мы.

Со следующего года начнёт действовать «дорожная карта» по реформированию системы контролей надзора. Пристальное внимание будет уделяться структурам, влияющим на жизнь и здоровье людей. Парикмахерская, например, ну что там проверять?

Появляются новые институты поддержки бизнеса, с деньгами, с бюджетами: «Корпорация малого и среднего бизнеса», «Экспортный центр».

Введено семь поправок в Уголовный кодекс. Резко снижены основания для привлечения к уголовной ответственности. Это неминуемо сказалось на показателях. Число предпринимателей, которые находятся за решёткой, уменьшилось на треть.

Мы хотим только того, чтобы наметившаяся позитивная тенденция ни в коем случае не сломалась. Количество субъектов микробизнеса за последний год выросло на 10 процентов. Это — 500 тысяч новых предприятий. Количество малого и среднего бизнеса не изменилось. Вся эта регуляторика только на микробизнес действует. И это, кстати, одна из проблем, которую мы озвучиваем власти. У нас хорошо быть либо малым бизнесом, либо крупным. А вот вырасти… да почти невозможно. Нет «акселератора».

— Но какие-то мысли есть по этому поводу?

— У нас — да. Мы подготовили программу по повышению производительности труда.

— Давайте тезисно.

— Во-первых, это общий инвестиционный климат в стране. В прошлом году в рейтинге агентства стратегических инициатив Челябинская область была на 32-м месте, какое займёт в этом году, скоро будет ясно после опубликования нового исследования. Но я разговаривал с Евгением Тефтелевым, тот сказал, что доля малого и среднего бизнеса в экономике города — около 50 процентов…

— Знаете, если взять сферу обслуживания в Челябинске, в частности, общепит, то заведения одни за другим закрываются, а на их место приходят продуктовые сети, в том числе дискаунтеры. Квалифицированные кадры часто покидают город из-за ненадобности, их заменяют приезжие из сёл и деревень, которых вполне устраивает должность охранника или продавца. Не ведёт ли это к тому, что экономика города становится второсортной?

— Как поспорить с таким серьёзным тезисом? Но — в стране третий квартал стагнация. Нужно активно искать и внедрять новую модель, стратегию развития. Поскольку основные доходы города составлял металлургический комплекс, а он сейчас сжался. Плюс к нему начали предъявлять серьёзные требования по экологии, а это ещё затраты, и немаленькие. За счёт чего будет развиваться Челябинск? На этот вопрос в том числе и бизнес должен ответить.

Я знаю, что при главе города создана инициативная группа, которая сейчас разрабатывает эту стратегию. И правильно город сделал, что не отдал этот вопрос на откуп всяким консалтинговым агентствам. Ну, взяли бы они 10-20-50 миллионов, но в итоге накатали бы талмуд, который пригодился бы для преподавания теории в вузах, но никак не в практическом плане. Только те, кто живут в этой экономике и создают её, могут создать точки роста.

Челябинск действительно перешёл в другое качество: до и после кризиса. Мы потеряли в доходах, часть проектов оказалась нерентабельной в новых экономических условиях. Часть предпринимателей переехала в другие, более экономически благополучные регионы. Но это говорит о том, что у нас открылись новые интересные рынки, которые раньше были заняты. К примеру: сильная сторона Челябинска — это достаточно высокий уровень образования. В медицине мы опережаем, здесь есть очень серьёзные частные медицинские центры. Я сравниваю с Москвой, на Южном Урале вполне можно создать кластер медицинских услуг. Учитывая, что у нас недорогая недвижимость, можно смело сюда перетащить блистательные кадры.

Да, зарплата в Челябинске ниже, чем в Екатеринбурге, не говоря уже о Москве и Санкт-Петербурге. Но тем самым здесь выгодно развивать наукоёмкие вещи. Как пример — предприятия Озёрска, они производят ядерные технологии, которые стоят бешеных денег. Но при этом не стоит забывать о логистике. От моря мы далеко, поэтому надо развивать авиа, железнодорожные перевозки.

Возвращаясь к медицине: вскоре должен быть принят закон, который позволит оказывать такие услуги в режиме онлайн. Будет прописана вся ответственность врача, пациента. Можно будет даже операции дистанционно проводить. Да, это не станет точкой роста всего города, но отметиться на карте страны нам вполне по силам.

Да взять, например, известную сеть алкомаркетов. Они сейчас на равных соперничают с федеральными «Монетками», «Пятёрочками», но при этом каждый магазин берётся в аренду, а это поддержка местного предпринимателя — головной офис здесь, налоги идут в челябинскую казну.

Всё это говорит о том, что экономика стала другой, и точки роста есть, главное — городу их найти.

— «ОПОРА РОССИИ» ежеквартально публикует индекс RSBI, который отражает самочувствие предпринимательского сообщества. Впервые за довольно долгое время он перестал падать. В чем причина? Жить стало лучше?

— Когда падала экономика, нам часто говорили: «вот-вот достигнем дна, вот оно, а, нет, ещё не дно, но скоро будет». Сейчас дно действительно найдено и экономика стабилизировалась. Третий квартал подряд она в стагнации, держится примерно одинаково.

Хорошо это или плохо? По сравнению с падением — хорошо. По сравнению с тем, что нет роста — плохо. Точнее, рост есть, но он разнонаправленный.

К примеру, в Челябинской области в прошлом году выросли оборонка, сельское хозяйство, как ни странно — малый и средний бизнес (невзирая на то, что господдержка сократилась). То же самое мы видим в целом по стране. В половине регионов идёт рост, и уже давно, в половине — падение.

Общая стагнация выражается в том, что где-то густо, где-то пусто, а на выходе — около нуля. Поэтому чем скорее мы запустим механизм экономического роста, тем всем лучше будет. Я знаю, что на федеральном уровне сейчас прописываются программы. Одну готовит Алексей Кудрин, другую — Борис Титов. У нас есть своё понимание, за счёт чего можно развиваться — за счёт сбережений населения. У людей на счетах 24 триллиона рублей, ещё 10-15 триллионов — у юридических лиц. Вкупе с мягкой бюджетной политикой эти деньги можно обратить в экономический рост.

Ещё раз повторю: такие программы должны быть не только на федеральном уровне. Их должны разрабатывать и регион, и город. Только надо не теоретизировать, а делать документы максимально эффективными на практике. Мы приняли полгода назад стратегию развития «ОПОРЫ РОССИИ», так она у нас уместилась на восьми страницах. И при этом всё понятно.

Подробнее: http://ob-zor.ru/intervyu/otnosheniya-mezhdu-vlastyu-i-biznesom-eto-den-surka

Нет комментариев

Оставьте ответ