Понятие «социальное предпринимательство» определят законодательно

Во всех 85 субъектах Российской Федерации действуют программы подготовки социальных предпринимателей, что доказывает их востребованность в обществе. Однако без принятия законодательных норм в данной сфере подвижек достичь будет сложно.

К такому выводу пришли участники секции «Образовательные программы для социальных предпринимателей: лучшие практики и перспективы развития» Второго Форума социальных инноваций регионов. Во время дискуссии акцент был сделан на роли образовательных организаций в распространении наиболее перспективных практик, а также на задачах государства и бизнеса в этой сфере.

Заседание открыл сенатор Дмитрий Азаров. Возглавляемый им Комитет Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера стал одним из организаторов обсуждения.

Для начала надо уточнить понятия.

Вопрос, кто должен заниматься обучением социальных предпринимателей, немаловажный, считает член Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Олег Казаковцев.

«У нас есть фонды, есть общественные организации, которые реализуют различные программы. Поскольку государство заинтересовано в развитии социального предпринимательства, оно тоже может быть заказчиком и оказывать грантовую поддержку. Социальные предприятия имеют разные структуры, которые проводят конкурсы, направленные на стартапы, тем более что они обычно небольшие. Эту работу нужно вести и на региональном уровне, и на уровне федеральном. Содействие в реализации социальных проектов вполне по силам и муниципалитетам, которые через свои структуры способны проводить обучение», — сказал сенатор.

При этом парламентарий отметил, что законодателям предстоит дать определение понятия «социальное предпринимательство». После этого можно будет очертить сферу его реализации, увидеть рынок, где социальные услуги востребованы, и внести ясность в систему финансирования. Тогда уже и вузам гораздо легче будет адаптировать свои программы, вплоть до прямого обучения по специальности «социальный предприниматель». Хотя и сегодня они уже этим де-факто занимаются, добавил Казаковцев.

Существующая законодательная база позволяет это. Например, есть закон о некоммерческих организациях. Поэтому сенатор считает, что не стоит разделять проблемы подготовки, будь то образование, медицина или социальная сфера. Сегодня главное в том, чтобы государство одинаково относилось ко всем операторам услуг и социальные предприниматели не оказывались бы в неравном положении по сравнению с теми, кто в своей деятельности поддерживается бюджетом. Иначе им приходится искать финансирование на стороне. А ещё чаще — перекладывать расходы на плечи получателей услуг. В результате люди, оказывающие, например, дополнительные образовательные услуги более высокого качества и инновационности, оказываются неконкурентоспособны. Задача государства — выровнять подходы.

Однако возникает проблема. Поскольку любой бизнес старается получить прибыль, а потому и будет стремиться для страховки прильнуть к бюджету, в чём же будет его социальность? Как раз поэтому, убежден Олег Казаковцев, следует законодательно расставить все точки над «i» — дать понятие социального предпринимательства, очертить его цели и назначение, критерии, определить социальную отдачу.

Ориентация на практику, а не на академические знания.

Для тех кто занимается социальным предпринимательством, образовательных программ пока немного. Что-то делается в частном секторе. Например, компания «РУСАЛ» открыла по своей инициативе сеть центров инноваций социальной сферы. Что касается системы российской высшей школы, то раньше других подготовкой социальный предпринимателей занялись Санкт-Петербургский госуниверситет, Экономический университет им. Г.В. Плеханова, Социальный университет и РАНХиГС.

В последнем оператором этих программ является специальное подразделение — Институт организационного развития и стратегических инициатив (ИОРСИ). Его директор Вячеслав Шоптенко подчеркнул: «Специфика таких программ в том, что они ориентированы не на академические знания, а на практику. Ведь они адресованы людям, которые создают, а то и реализуют уже новые проекты. У нас пятый год действует акселератор социальных инициатив. Это не образовательная программа в классическом смысле, ибо она не даёт на выходе какого-то диплома. Зато она развивает предпринимательские и проектные навыки в ходе реализации реальных социальных проблем».

По словам главы ИОРСИ, такой формат ориентирован на собственных студентов, активных ребят с предпринимательской жилкой. В этом году их 900 человек. Они с осени в своих регионах находят партнёров из органов власти и коммерческого сектора, предлагают вариант решения какой-то проблемы и воплощают его в жизнь. Заодно отрабатывают навыки командной работы.

Кстати, акселератор социальных инициатив РАНХиГС на нынешнем форуме признан победителем в своей номинации и в следующем году его опыт будет предложен не только филиалам академии, но и другим вузам.
Вячеслав Шоптенко считает, что к социальному предпринимательству относится не только бизнес в социальной сфере, но любые проекты и финансово устойчивые инициативы, которые приносят общественный эффект. Неважно — коммерческие ли то или некоммерческие организации. Их в России гораздо больше, хотя пока принято к ним зачислять только социально-ориентированные НКО.

Так, можно предоставлять услуги людям с ограниченными возможностями или заниматься экологическими проектами и одновременно обеспечивать прибыльность проекта. Никакого противопоставления здесь нет. Именно такой точки зрения придерживаются в РАНХиГС при подготовке образовательных программ. Конституирование сферы деятельности социального предпринимательства, по мнению директора ИОРСИ, даст толчок более динамичному развитию этого сектора.

Участники заседания рекомендовали Правительству РФ внести на рассмотрение парламента законопроект, который закрепил бы понятие «социальное предпринимательство», а Минобру — подумать о разработке профильного образовательного госстандарта.

Источник: nb-forum.ru

Нет комментариев

Оставьте ответ