Действующий и будущий регуляторы отрасли — Минфин и ЦБ — согласовали проект реформы аудита в России. Минфин настоял на смягчении ряда положений, в то же время Банк России ужесточил подход по тем вопросам, которые ранее не обсуждались. Сложнее всего придется аудиторам банков — качество именно их работы вызвало в последнее время ряд серьезных претензий ЦБ.

Сегодня на заседании рабочего органа Совета по аудиторской деятельности при Минфине планируется рассмотреть проект поправок к закону «Об аудиторской деятельности» (есть в распоряжении “Ъ”) относительно смены регулятора отрасли и реформы рынка в целом. Напомним, что переход контроля за рынком от Минфина к ЦБ обсуждается с конца прошлого года. Будущий регулятор отрасли неоднократно высказывал претензии к качеству аудита подотчетных ему игроков. Поэтому неудивительно, что наиболее жестким в проекте поправок оказался подход ЦБ к регулированию аудиторов банков. Им придется работать в постоянном тесном сотрудничестве. Так, регулятор обозначил право в любой момент запросить аудиторов о фактах завышения клиентами стоимости активов, системе управления рисками и несоблюдении нормативов. Аудитор будет обязан ответить на такой запрос в течение 20 рабочих дней. Также аудиторы будут вправе (хотя пока не обязаны) поставить Банк России в известность о наличии у клиента обстоятельств, которые могли бы быть использованы для применения мер банковского надзора, контроля в сфере финрынков, корпоративных отношений. В свою очередь, участники рынка тоже вправе обратиться в ЦБ за уточнением о наличии предписаний у банка или соответствии системы рисков требованиям регулятора, однако Банк России оставляет за собой право не отвечать на запрос, если подобную информацию не сообщал самому банку.

Появились в проекте поправок к закону и неожиданные новации — например, понятие «ОЗО» (общественно значимая организация), к которым ЦБ отнес все интересные ему субъекты (ПАО, банки, НПФ, чьи ценные бумаги торгуются на бирже и т. д.). К их аудиту будут допускаться лишь компании с семью аудиторами в штате (а с 2023 года — уже двенадцатью) только по реестру ЦБ. Для всех остальных, кто не проверяет ОЗО, будет требование — три аудитора в штате по основному месту работы.

Впрочем, в новой редакции поправок есть и некоторые смягчения. Например, ЦБ решил не отказываться от аудита «по критериям», то есть в зависимости от величины выручки (более 400 млн руб.) или активов (более 60 млн руб.). Однако требования изменились: аудит будет необходим при выполнении двух из трех критериев за два последующих года — выручка от 800 млн руб., суммарная стоимость активов от 400 млн руб., численность работников — от 100 человек. В качестве послаблений ЦБ отказался от требования к аудиторам иметь в штате актуария. Ну и наконец, позитивным для рынка можно считать поэтапное вступление в силу положений законопроекта. Надзорную функцию ЦБ получит с 2019 года, реестр аудиторов ОЗО будет опубликован ЦБ к концу 2018 года, компании, относящиеся к ОЗО, должны найти аудитора по критериям, начиная с отчетности за 2019 год.

Аудиторы шокированы проектом реформы. Так, в СРО РСА намерены отстоять ряд моментов.

«Я против формулировки “два критерия из трех”, поскольку, на мой взгляд, соответствие одному из них — уже основание для обязательного аудита»,

— отметила глава СРО ААС Ольга Носова.

Серьезным ударом реформа станет для аудиторов—малых предприятий, считает глава Межрегионального профсоюза аудиторов, бухгалтеров и финансовых работников Леонид Блинков, ведь большинство специализируются на аудите общественно значимых хозяйственных субъектов (доступ к которым будет перекрыт) и на аудите по критериям, где рынок будет сокращен.

Аудиторы банков, в свою очередь, оказались озадачены предлагаемым форматом взаимодействия с ЦБ относительно обмена информацией. «Меня в “праве” во взаимоотношениях с ЦБ смущает, например, наше право запросить ЦБ о выполнениях нормативов и право ЦБ не ответить»,— рассуждает замглавы компании «Финэкспертиза» Наталья Борзова. Кроме того, продолжает она, непонятно затребование информации о нарушении тех же нормативов или завышении стоимости активов в любой момент. «Если проверка не завершена, то и мнение свое аудитор еще не может сформировать — нет полной картины, а если завершена, то все есть в заключении»,— резюмирует она. В ЦБ вчера комментировать законопроект отказались.


Источник: «Коммерсантъ»

Нет комментариев

Оставьте ответ