Нынешняя ситуация в российском топливно-энергетическом комплексе, импортозамещение в ТЭК, перипетии «Парижского соглашения», перспективы развития отечественного производства, геополитические тонкости «топливно-энергетической кухни» — обо всем этом GR-news рассказал депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от фракции «Справедливая Россия», первый заместитель председателя Комитета ГД по энергетике – Игорь Александрович Ананских.


GR-news: Игорь Александрович, прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию, сложившуюся в Российской топливно-энергетической отрасли. Насколько актуальна, в данном случае, нормативно-правовая поддержка в области регулирования вопросов импортозамещения в ТЭК?

Ананских И.А.: Вопрос достаточно объемный, начну по порядку. Описать состояние топливно-энергетической отрасли страны двумя словами сложно, но, в любом случае, стоит отметить, что ситуация стабильная, отечественный ТЭК активно развивается.
Приоритетным вектором развития топливно-энергетического комплекса нашей страны сегодня является максимальная переработка нефти и газа, дабы увеличить норму прибыли за счет продажи не сырья, а уже продукта переработки. По этому поводу мы видим строительство новых нефтегазовых комплексов и строительство СПГ, продажа сжиженного газа, выход на новые рынки.

То есть, ситуация действительно нормальная. Сейчас ведется строительство Турецкого потока, который даст увеличение объемов продаж, обсуждается создание второй ветки по черноморскому дну, постепенно выходим на строительство второй ветки по северному потоку.

Наш газовый экспорт чувствует активность США на европейском рынке, которое пытается, в совокупности с санкциями, сдержать тем самым темпы экономического роста РФ и, так сказать, «захватить» традиционные рынки экспорта нашей продукции. В противовес этому мы активно продвигаемся на азиатский рынок, названа уже точная дата первой подачи нашего газа по трубопроводу «Сила Сибири»., ведутся переговоры по увеличению мощностей.
Ситуация, в то же время, непростая: где-то мы выигрываем, где-то – проигрываем, но, безусловно, наше присутствие на рынке растет и это не может не радовать.

Второй «блок»-вопрос – это, конечно, ипортозамещение, которое мы активно развиваем в последние несколько лет, особенно после введения санкций в сторону Российской Федерации и контрсанкций с нашей стороны.

Приятно отметить, что, при необходимости, отечественные производители быстро переориентируются. Это отлично прослеживается на примере отечественного аграрно-промышленного комплекса, который, в связи с санкциями, получил отличные возможности для развития. Государство же, со своей стороны, поддержало «аграрников» льготным кредитованием и субсидированием кредитной и налоговой ставок. Созданы отличные условия для капиталовложения в отечественный АПК. Мы видим, что, буквально за пару лет, товары отечественного производителя полностью удовлетворяют рыночный спрос, создавая ситуацию полной «аграрно-промышленной автономии».

Если же рассматривать ситуацию с импортозамещением в ТЭК, то здесь ситуация не настолько визуальна и не так хороша как в аграрном секторе, но позитив, безусловно, есть. Например, у нас в газовой отрасли количество импортного оборудования, если мы не говорим про шельфовые разработки, на сегодняшний день — всего-навсего 5-8 процентов импортного оборудования, остальное всё – российского производства. И ситуация здесь, действительно, замечательная.

Хуже ситуация в электроэнергетике, где количество импортной продукции составляет порядка 50%. Мы прикладываем все усилия, чтобы кардинально изменить сложившуюся ситуацию, но, к сожалению, новую турбину не разработаешь и не построишь за два года, поэтому данный момент занимает больше времени, чем приведенный мною выше пример агрокомплекса. Мы работаем и надеемся, что в ближайшее время ситуация и в электроэнергетическом секторе изменится в лучшую сторону.

Несомненно, важно заниматься развитием собственной промышленности, потому что, таким образом, мы оставляем деньги, которые могли бы потратить на импортные товары и технологии, внутри страны, покупая российские аналоги. Таким образом, развивается и промышленный сегмент, и человеческие ресурсы, и технологическая база.

Поэтому очень важно, чтобы программа импортозамещения заработала «в полный рост». Тогда мы, грубо говоря, не будем инвестировать средства в зарубежные страны, покупая их технологии оборудование и материалы, а будем развивать отечественное производство.

GR-news: Какие сегменты топливно-энергетического рынка наиболее сильно нуждаются в эффективном регуляторном воздействии со стороны государства? То есть, какие продукты сегодня мы в основном замещаем, но, в ближайшее время, планируем получать от отечественного производителя?

Ананских И.А.: Я частично уже ответил на этот вопрос, но все же. Хорошо известно, что ТЭК является важнейшим заказчиком для нашей промышленности. По итогам прошлого года объем инвестиций в ТЭК составил 3,7 трлн. рублей.
С 2014 года идет системная работа по импортозамещению. Сегодня предприятия ТЭКа не только являются заказчиками для предприятий промышленности, но и сами ориентированы на создание новых производств. В 2016 году была утверждена программа импортозамещения оборудования энергетического машиностроения в области газотурбинных технологий, был определен типоразмерный ряд газотурбинных установок с учетом потребностей в средней и большой мощности.

Это, в первую очередь — системы управления турбин: на данный момент системы – не российского производства. Мы не можем быть на 100 % уверены в том, что «начинка» данных систем совершенно «чиста», и турбины в некий «час икс» не выйдут из строя и крупные электростанции не перестанут функционировать.

Несомненно, в турбиностроении мы отстаем, но и государство поддерживает развитие данного сегмента, и бизнес активно инвестирует капитал.

Но есть и свои плюсы в сложившейся в электроэнергетике ситуации: если мы сумеем разработать высокотехнологические решения, ширина нашего рынка сбыта позволит нам в кратчайшие сроки с лихвой возместить понесенные издержки и выйти на высокую экспортную доходность.

Также очень важно, чтобы контракты на поставки продуктов и сырья были не однолетними, а, допустим, на три и более лет, тогда производитель будет уверен в долгосрочных доверительных отношениях и будет активно вкладываться в технологизацию и оптимизацию производства. Возможность заключения долгосрочных договоров – важнейший фактор.

GR-news: Вы упомянули в своем ответе о государственной поддержке отечественного производителя на замещение, допустим, высокотехнологичных продуктов. Каковы основные механизмы стимулирования и поддержки отечественного предпринимателя со стороны государства применяются на данный момент?

Ананских И.А.: Здесь стоит отметить несколько вещей. Первое — существуют гранты, выдаваемые Минэнерго и Минпромторгом. Целенаправленные гранты, направленные на развитие производства тех товаров, которые мы на данный момент мы покупаем заграницей. Второе -крупные гос. корпорации стимулируют производителей, выборочно инвестируя средства в перспективные «предприятия-импортозамещатели».

Я даже скажу больше: в крупных гос. корпорациях есть целые департаменты, занимающиеся вопросами импортозамещения. И работают достаточно успешно. Здесь можно привести примеры: ГАЗПРОМНЕФТЬ, РОСНЕФТЬ, где на уровне госкорпораций ищутся перспективные производства, получающие гарантии на приобретение товара госкорпорацией. Это, несомненно, важный фактор.

GR-news: С сырьевым комплексом, как известно, проблем у нас никогда не было, а вот с обрабатывающим – некоторые сложности, все-таки, имеют место быть. В частности – нефтеперерабатывающая промышленность. Каковы на сегодняшний день векторы развития нефтеперерабатывающей промышленности?

Ананских И.А.: Здесь, на сегодняшний день, два основных вектора развития. Первый — это переработка более высокооктанового бензина. Мы уже забыли, что такое 76, 82 бензин – это, действительно, большое дело. Сейчас у нас крупные нефтеперабатывающие производства, которые делают высокооктановый продукт, и количество осадков там максимально уменьшается.

Второе направление – это нефтехимия. Мы за последние несколько лет активно развили нефтехимический комплекс и, если в девяностых-нулевых годах покупали, допустим, импортные автомобильные масла в больших количествах, то теперь это, сплошь и рядом – продукты отечественного производства, масла и присадки, в данном случае, не только не хуже, но и, зачастую, лучше заграничных.

Отмечу, что в последние годы мы постепенно начали отходить от продажи исключительно сырой нефти заграницу в пользу экспорта уже более сложных и технологическиемких продуктов нефтепереработки, что позитивно отражается как на маржинальности предприятий ТЭК, так и на бюджетной наполняемости и удовлетворяемости внутрирыночного спроса.

GR-news: Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию с «Парижским соглашением»: насколько оно рационально, и какие нормотворческие действия предпринимаются для ее реализации? Разрабатывается ли национальная стратегия перехода на «зеленые» технологии?

Ананских И.А.: Мы живем в рамках «Киотского соглашения», которое заканчивается к 2020 году, и «Парижское соглашение», которое было подписано несколько лет назад, вступает в силу в 2021 году. При том, что порядка 200 стран подписали данное соглашение, а ратифицировало его уже 150 стран, я сразу подчеркну, что Российская Федерация данное соглашение не ратифицировала. Подписано пока только рамочное соглашение, протокольные нюансы сейчас согласовываются, ориентировочно до конца 2018 года все пункты будут уточняться. Как говорится: «Дьявол прячется в деталях». Так и здесь наличествует множество мелочей, которые могут способствовать развитию зеленой энергетики и главной выгоды для российской экономики, как и могут действовать во вред ей. Поэтому в мае месяце был очередной переговорный процесс, я был членом российской делегации, активно участвовал в обсуждении.

Я глубоко убежден, что в нынешнем «Парижском соглашении» заложена некая несправедливость. Ситуация действительно непростая: традиционно, еще с 90-х годов, все страны делятся на развитые и развивающиеся. К развитым странам относятся единицы стран: США, Япония, Евросоюз и, как ни парадоксально – Российская Федерация. Мне трудно ответить на вопрос, почему мы в 1992 году подписали себя «развитой страной», но этот вопрос – к нашим предшественникам. Все ограничения по выбросам газа относятся к развитым странам. А остальные страны, в том числе: Китай, Индия, Бразилия, ЮАР и т.д. – это всё развивающиеся страны.

Нет никакого ограничения по выбросам газов в атмосферу для развивающихся стран в Киотских соглашениях, в Парижских – это витиевато обсуждается, но прямые обязательства отсутствуют. Более того, развитые страны по Парижскому соглашению с 2021 года ежегодно должны 100 млрд дол. платить развивающимся странам на спасение их экологии. То есть, очень много парадоксальных вещей. Особенно учитывая тот факт, что РФ активно переходит с угля на газ, чье негативное влияние на окружающую среду в разы меньше, а главный экспортер угля, максимально вредного для атмосферы – это Китай. На развитые страны приходится всего треть выбросов, на развивающиеся – две трети всех выбросов в атмосферу. Поэтому вопросов очень много. Заявление Трампа о том, что США выходит из соглашения, безусловно, это важный фактор для всего «Парижского соглашения», потому что США, – развитая страна, выходя из соглашения, естественно, сбрасывает с себя обязательства. Я могу сказать, что мы вышли из Киотского соглашения несколько лет назад и то, в каком виде мы войдем и войдем ли вообще в «Парижское соглашение» – вопрос открытый, все будет зависеть от результатов обсуждения деталей «Парижского соглашения».

GR-news: Небольшой прогноз: каким образом в ближайшие годы изменится ситуация в отечественном топливно-энергетическом комплексе? Чего ждать? Сумеет ли Россия стать полностью самодостаточной и автономной в области ТЭК?

Ананских И.А.: Безусловно, главным вектором будет увеличение доли зеленой энергетики, мы ведь не рассчитываем, что на нашем веку все закончится, необходимо подумать о грядущих поколениях. Даже несмотря на то, что, на данный момент, процент «зеленой энергетики» в энергетическом комплексе РФ крайне мал, безусловно, этот показатель будет расти. У нас огромная страна, большое количество территорий, есть территории, где 360 дней в году солнце и это отличное подспорье для развития солнечной энергетики; у нас много территорий, где большая роза ветров, где можно использовать ветряные энергокоплексы. Мы, безусловно, будем активно развивать данное направление, не забывая при этом о нашем традиционном ТЭК, который крайне важен для нашей экономики.

Что касательно отечественного производителя, я считаю, что в ближайшие годы мы сумеем наладить и перейти к производству новых высококачественных и высокотехнологичных продуктов и оборудования, которые будут лучше западных аналогов. Поэтому перспективы достаточно оптимистичны.

GR-news сердечно поздравляет Игоря Александровича с получением медали ордена «За заслуги перед отечеством» II степени. Присвоение ордена осуществлено согласно Указу Президента Российской Федерации от 5 апреля 2017 года «за большой вклад в развитие российского парламентаризма и активную законотворческую деятельность.


Автор: Марышев Павел

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. […] gr news (пресс-релиз) (Регистрация) (Блог)Первый — это переработка более высокооктанового бензина. Мы уже забыли, что такое 76, 82 бензин – это, действительно, большое …Игорь Ананских: «Импортозамещение в ТЭК идет полным хо… […]

Оставьте ответ