Нефтяники попали в эколожное положение: согласования документации мешают арктическому бурению

Как стало известно “Ъ”, крупнейшие нефтекомпании пожаловались в правительство на необходимость проводить государственную экологическую экспертизу проектной документации буровых скважин в Арктике. Такая норма действует для Арктики с августа 2020 года, в других регионах она не применяется. Компании считают требования избыточными и опасаются, что длительные процедуры могут затормозить ввод месторождений в разработку, что помешает достичь грузооборота Севморпути в 80 млн тонн в 2024 году. Минприроды готово пойти навстречу компаниям, но нефтяники хотят «оперативных» изменений. Вопрос особенно важен для «Роснефти», которая в сжатые сроки планирует запуск арктического проекта «Восток Ойл».

Нефтекомпании предлагают не проводить государственную экологическую экспертизу (ГЭЭ) проектной документации буровых скважин в Арктике. Это следует из письма премьеру Михаилу Мишустину, направленного в январе от глав «Роснефти», ЛУКОЙЛа и «Газпром нефти» Игоря Сечина, Вагита Алекперова и Александра Дюкова, рассказали источники “Ъ”. По закону объекты добычи нефти и газа относятся к первой категории, то есть признаются оказывающими значительное негативное воздействие на окружающую среду (НВОС). По закону проектная документация таких объектов подлежит ГЭЭ, но для буровых скважин в общем случае делается исключение, поскольку проектные документы разработки нефтегазовых месторождений и так проходят согласование в Росприроднадзоре.

Проблемы у нефтяников возникли летом прошлого года. Вместе с законом о господдержке арктических проектов были приняты и изменения в закон об экологической экспертизе (подпункт 7.9 статьи 11), согласно которым с августа 2020 года проектная документация всех объектов капитального строительства в Арктике должна проходить ГЭЭ. Такое «избыточное» требование, по мнению авторов письма, «препятствует задачам социально-экономического развития» Арктики, а также «не способствует цели развития Севморпути (СМП) и увеличения грузопотока по нему». Согласно нынешним планам, грузооборот СМП должен составить 80 млн тонн уже в 2024 году. По мнению нефтяников, новое требование может привести к «увеличению сроков бурения и введения в эксплуатацию объектов» месторождений не менее чем на год и, как следствие, невыполнению лицензионных обязательств, снижению добычи и доходов бюджета РФ.

Под угрозой срыва также окажутся планы разработки новых нефтегазовых провинций и трудноизвлекаемых запасов, значительная часть которых расположена в Арктике»,— говорится в письме.

Главы нефтекомпаний просят премьера дать «указание Минприроды максимально оперативно проработать внесения изменений в законодательство». Сейчас есть определенный накопленный объем документации, которая позволяет отчитываться по реализуемым проектам. Но если в течение ближайших месяцев-полугода вопрос не решится, в дальнейшей перспективе риск отсрочки по проектам может реализоваться, говорит источник “Ъ” в одной из нефтекомпаний. В компаниях на запрос “Ъ” не ответили.

В Минприроды “Ъ” пояснили, что обычно бурение отдельных скважин не проходит ГЭЭ, а экспертиза производится для проекта обустройства месторождения в целом. Новая же поправка к закону об экологической экспертизе «обусловлена особенной экологической чувствительностью арктической природы и длительностью восстановления хрупких арктических экосистем», отметили в министерстве. При этом там заявили, что в конце прошлого года поддержали законодательные инициативы о том, чтобы вывести из-под ГЭЭ буровые скважины в Арктике.

Сейчас наиболее амбициозные планы по загрузке СМП среди нефтекомпаний имеет «Роснефть», которая пообещала поставлять по маршруту 30 млн тонн грузов в 2024 году.

Этот объем компания намерена обеспечить за счет своего мегапроекта «Восток Ойл», который должен связать месторождения Ванкорского кластера и Пайяхское месторождение на Таймыре, затем нефть с них предполагается отгружать через порт в бухте Север. В свою очередь, «Газпром нефть» разрабатывает в регионе шельфовое Приразломное месторождение, Новопортовское месторождение и планировала активное освоение нефтяных оторочек на Ямале. ЛУКОЙЛ имеет ряд участков в НАО, а также газовые активы на Ямале в Большехетской впадине.

По действующему законодательству срок проведения ГЭЭ составляет два месяца и может быть увеличен на один месяц, напоминает Борис Самойленко из KPMG. Введение ГЭЭ для скважин в Арктике может увеличить сроки проектов в лучшем случае примерно на полгода и на год в худшем, отмечает юрист Zharov Group Полина Позднякова. «Предварительный этап ГЭЭ — это оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС), которую нужно провести в отношении каждой скважины в отдельности. ОВОС занимает примерно три месяца, после чего документы — разработанный наиболее экологически безопасный вариант осуществления деятельности, заключения и согласования госорганов и местных властей, а также материалы общественных слушаний — передают на ГЭЭ, которая проходит еще два-три месяца»,— объясняет юрист. Госпожа Позднякова уточняет, что вся процедура ГЭЭ занимает примерно шесть-семь месяцев, если не возникнет никаких дополнительных вопросов. «Если будут обнаружены какие-либо нарушения или несоответствия в документации в рамках ГЭЭ, то положительное разрешение не выдадут,— добавляет юрист.— Документацию придется дорабатывать, а затем заново проходить ГЭЭ». Также ГЭЭ в Арктике потребует дополнительных финансовых вложений на повторное проведение ОВОС, которые оцениваются в миллионы рублей для одного месторождения, отмечает госпожа Позднякова.

Источник: Коммерсантъ

Оставьте ответ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.